Роль ранних детских впечатлений в формировании личности ребенка. Часть 2


«Не будь». Это очень опасное предписание. Оно может быть дано как в очень мягкой форме: «Если бы не вы, дети, то я развелась бы с вашим отцом и не мучилась бы всю жизнь», так и более жестко: «Лучше бы ты не рождался, тогда мне не пришлось бы выходить за твоего отца». Важно подчеркнуть, что мать вовсе не обязательно произносит такие слова вслух. Чаще всего такие предписания передаются через ее эмоции и поступки по отношению к ребенку. Мать не берет малыша на руки, когда тот кричит; ругается и повышает на него голос, когда он в чем-то нуждается, о чем-то просит; просто бьет свое дитя; словом, есть множество способов передачи такого сообщения.
Предписание может был, передано матерью, отцом, братом или сестрой. Супруги могут быть подавлены тем, что младенец был зачат после того, как они решили не иметь детей или зачатие произошло в неподходящий момент - какой-либо трудный период в жизни семьи. Роды могут пройти с осложнениями и подорвать здоровье матери. Тогда ребенка могут косвенно обвинять в этом. В самом общем виде предписание «Не будь» звучит так: «Если бы ты не родился, нам бы жилось лучше».
Для старшего брата или сестры появление маленького конкурента может быть воспринято очень болезненно. «Если бы ты не появился, родители по-прежнему любили бы меня», - типичные сообщения от старших братьев и сестер.
Общий смысл решений, принимаемых на основе предписания «Не будь», сводится к тому, чтобы не жить, умереть. Однако воплощение этих решений может сильно варьировать от намеренных попыток суицида до опасного поведения, угрожающего здоровью и жизни (опасная работа, рискованная езда на автомобиле, употребление наркотиков, и т. д.). Вот возможные варианты решений и поведения, принятых на основе предписания «Не будь».
«Я умру, и тогда вы меня полюбите». Ребенок, а впоследствии и взрослый человек, втайне мечтает о смерти, представляя, что когда он умрет, те, кто его недостаточно любил, почувствуют, как им его не хватает.
«Я докажу вам, даже если это убьет меня». Люди этого типа могут быть поделены на две категории. Первые - стремятся доказать сначала своим родителям, а затем и всем взрослым на свете, что заслуживают права на любовь. Их система доказательства - стремление ко все большим и большим достижениям. Такие люди получают степень за степенью и должность за должностью, покупают все более дорогие дома и машины. Чем же это может быть опасно? А тем, что каждое новое достижение требует от них все больше и больше сил, которых, в конце концов, начинает не хватать. Но такие люди продолжают погоню за достижениями, не обращая внимания на состояние своего здоровья - гипертонию, язву, сердечную недостаточность. В какой-то момент организм может не выдержать. О таких людях часто говорят: «Он загнал себя». Бывает и так, что человек доказал все, что хотел. Тогда жизнь для него внезапно теряет смысл, и он может оборвать ее, либо покончив с собой, либо «скоропостижно скончавшись» от внезапной болезни или сердечного приступа.
Вторая категория людей, следующая этому сценарию, - люди с саморазрушительными привычками. Они зависимы от наркотиков, алкоголя, переедания, никотина и используют все это, чтобы медленно убивать себя. Их неосознанное стремление к саморазрушению, - это, чаще всего, своего рода протест против родителей, которые, с одной стороны, не любили ребенка, а с другой, - требовали от него быть хорошим, аккуратным, послушным.
«Если ты не изменишься, я убью себя». Это своего рода шантаж, целью которого является получить желаемые чувства или поведение со стороны другого человека. Незавершенные попытки детских и подростковых суицидов очень часто являются шантажом по отношению к родителям. Эти попытки остались незавершенными не столько в силу каких-либо обстоятельств, а скорее потому, что дети не собирались себя убивать. Их цель - привлечь к себе внимание родителей, «заставить» их больше полюбить собственного сына или дочь, вызвать у них чувство вины за недостаточную любовь.
Взрослые люди также часто могут использовать подобный шантаж по отношению к своим близким. При этом их арсенал способов воздействия может быть более утонченным. Вовсе необязательно так уж явно брать и убивать себя (тем более и грех-то какой!). Но можно тяжело заболеть и дать понять членам семьи, что в этой болезни их вина. Я снова вспоминаю один случай из своей практики.
Я консультировал женщину, больную раком. Ее болезнь зашла уже достаточно далеко. Что меня более всего удивило в ходе нашей беседы, это то, что она пыталась найти с моей стороны подтверждения в том, что в ее болезни виноват муж. При этом казалось, что ее совершенно не интересуют возможности собственного исцеления. Собственно свой приход на консультацию она обрисовала так, что это муж ее послал, потому что считает, что она сама себя довела до болезни. Она же рассказала длинную историю об их неудачной семейной жизни, о том, как он изменял ей, бил ее и т.п. Ее главный вопрос был: «Могу ли я сказать мужу, что со мной все в порядке?». Подтекст, который звучал при этом: «Если со мной все в порядке, то это значит, что не я виновата в своей болезни, а ты меня довел до этого». Получалось, что она, разрушая себя (я имею в виду не только болезнь, но и отсутствие желания выздороветь), как бы наказывала мужа за его нелюбовь к ней.
«Я тебя заставлю убить меня». Когда ребенок живет в ситуации насилия, то приходит в отчаяние от нестерпимой боли. Ему кажется, что для него единственный выход - умереть, чтобы освободиться от страданий. Когда такой ребенок вырастает и уходит из семьи, ему очень трудно адаптироваться в жизни. Детская боль в нем настолько сильна, что она продолжает руководить им и в дальнейшем: он не доверяет другим людям, у него с трудом складываются взаимоотношения, ему сложно на работе. Страдания как бы наслаиваются одно на другое, и желание умереть укрепляется. Но он не решается сам на себя наложить руки, а пытается подставить себя смерти, как бы прося у кого-то другого: «Убей меня». Это очень похоже на ситуацию, когда безнадежный раковый больной желает только одного - быстрее прекратить свои страдания и просит других людей помочь ему в этом. Поиск смерти у такого человека будет выглядеть следующим образом: он будет регулярно ставить себя в опасные для жизни обстоятельства; может выбрать опасную работу, совершать ночные прогулки в опасных местах, ввязываться в уличные драки, садиться в нетрезвом виде за руль автомобиля и т.д. От него можно услышать много историй о том, как он чуть было не погиб, которые он рассказывает очень весело, хотя на самом деле ничего веселого в них нет.
«Не сближайся». Недостаток физического контакта и словесного одобрения со стороны родителей в адрес ребенка приводит к тому, что ребенок воспринимает такое их поведение как сообщение «не сближайся». Аналогичная реакция может возникнуть, если ребенок, в результате смерти или развода, теряет одного из родителей. При этом он как бы говорит себе:
- Терять того, кто тебя любит, очень больно. Если другой человек все равно уйдет от меня, зачем мне снова испытывать эту боль.
Смысл поведения, основанный на предписании «не сближайся», сводится к тому, чтобы всегда оставаться на большой дистанции от других людей, не проявлять к ним любви, а также не принимать любви с их стороны. Это в свою очередь приводит человека к отчужденности и одиночеству.
«Не будь значимым»
Это предписание передается тогда, когда взрослые снижают своими словами или действиями значимость ребенка: «Дети должны знать свое место», «Ты из себя еще пока ничего не представляешь», «Ты еще слишком мал», «Ты не заслуживаешь столько внимания» и т.п. Оно глубоко уходит корнями в нашу культуру, в которой существует традиция воспринимать ребенка как еще неполноценного взрослого человека, а не самостоятельную личность со своими правами, интересами и индивидуальными особенностями.
В семьях, декларирующих подобные принципы, дети как бы мешают родителям, которые озабочены своими делами и проблемами. Для них наиболее удобный ребенок тот, которому ничего не нужно, и который ничего не хочет. Но таких детей не существует. Поэтому когда ребенок проявляет те или иные свои потребности и при этом привлекает к себе внимание, такое поведение сильно раздражает родителей, и они в той или иной форме говорят ему: «Неужели ты не понимаешь, что нам сейчас не до тебя, что наши дела поважнее, чем твои капризы». Тогда рано или поздно ребенок решает: «Чтобы мама с папой любили меня, надо быть тихим и скромным, не проявлять себя».
Воспитанные на основе такого предписания дети обычно вырастают с убеждением, что их мнение или их интересы в ситуации не заслуживают внимания, и что мнения и интересы других людей гораздо важнее. Поэтому они постоянно жертвуют своими потребностями во имя чужих. Здесь следует отличать здоровый отказ от эгоизма, основанный на уважении к интересам другого человека и осознанной жертве своими интересами во имя заботы о нем, от невротического альтруизма. В основе последнего лежит не сознательный, не добровольный отказ от своих интересов, а вынужденный, вызванный страхом, что другие их отвергнут, точно так же, как делали это их родители. Показной альтруизм при этом имеет скрытую цель - заслужить одобрение за принесенную жертву. Опять же действует типичная семейная схема: если ребенок был не заметен и не привлекал к себе внимания, это вызывало одобрение родителей (если можно считать одобрением отсутствие раздражения и недовольства).
Люди, привыкшие неосознанно подавлять свои потребности, обычно живут с ощущением того, что не достойны внимания и уважения со стороны других, что единственная добродетель, за которую их можно ценить - их постоянная готовность к самопожертвованию. Обычно они считают, что не достойны выполнять ответственную работу, не достойны, чтобы их хвалили и поощряли, не достойны быть счастливыми и т.п.
«Не будь ребенком». Это предписание обычно исходит от родителей, которые стремятся к тому, чтобы их дети как можно быстрее повзрослели. Они пытаются сделать из них «маленьких мужчин» и «маленьких женщин», как бы говоря им: «Ты уже большой и должен нам помогать», «Не плачь, плачут только маленькие». Эти сообщения адресованы совсем еще маленьким детям. Часто предписание «не быть ребенком» усваивают в семье старшие дети, которым поручают ухаживать за младшими братьями и сестрами. При этом ребенка наделяют непомерным для него грузом ответственности. К примеру, одна из моих клиенток рассказывала, как в 7-летнем возрасте родители поручали ей ездить через весь город и забирать маленького брата из садика.
Родители поощряют преждевременную взрослость ребенка, гордятся ею. У таких родителей, как правило, собственное детство было трудным; они когда-то решили для себя, что «быть маленьким плохо», и поэтому они как бы торопят своего ребенка повзрослеть.
Если мать потеряла мужа, то ей очень тяжело растить ребенка одной, и она может поощрять его вести себя по-взрослому: «Вот какой ты у меня помощник».
Ребенок в такой ситуации усваивает, что маме нравится его взрослое поведение и, чтобы заслужить ее одобрение и любовь, он неосознанно принимает внутреннее решение: «Больше не буду маленьким, буду вести себя как взрослый».
В чем же проблема, что плохого в том, что ребенок быстро станет взрослым? Дело в том, что очень важное время в жизни любого человека - получить опыт побыть маленьким и слабым, и когда о тебе может позаботиться кто-то, кто больше и сильнее тебя. Это формирует у человека важный навык полагаться на других, пользоваться поддержкой других людей - более мудрых, более сильных, более компетентных в чем-либо. Напротив, рано повзрослевшие дети, привыкают полагаться только на себя. Они могут много давать другим, но им трудно получать что-то взамен. Это создает у них внутри ощущение обделенности. Они находятся в состоянии напряжения и усталости от своей чрезмерной ответственности, т.к. всегда берут на себя больше, чем могут понести.

«Не взрослей». Чаще всего это предписание передается от матери ее последнему или же единственному, но позднему ребенку в семье, когда он начинает приближаться к подростковому возрасту. Мать неосознанно боится одиночества и надвигающейся старости. А если ребенок маленький, то он нуждается в заботе. И в этом случае для нее есть подтверждение, что она будет ему нужна. Родителей может пугать потеря близости с ребенком, которая возможна, когда он был маленьким. Малыша можно взять на руки, погладить по головке. Но вот он повзрослеет, и тогда этого уже не будет. Как правило, этот страх присущ взрослым, чьи отношения с родителями в подростковом возрасте складывались неблагополучно, в результате чего они эмоционально дистанцировались от них. Такие родители как бы не замечают взросления своих детей и продолжают общаться с ними как с маленькими. Звонит, например, мама:
- Я хочу записать ребенка на консультацию.
- Хорошо, а сколько лет вашему ребенку?
- Двадцать один.
Они часто называют своих уже взрослых детей уменьшительными именами, например, «Коленька», «Мишенька», так, будто те еще совсем маленькие.
Данное предписание также часто передается отцом дочери, достигшей подросткового возраста, когда он с испугом чувствует просыпающуюся в ней сексуальность. В этот период отец часто дистанцируется от дочери, избегает прикосновений к ней, которые позволял до этого, запрещает носить взрослую одежду, общаться с мальчиками и т.д. Более того, он может стать очень агрессивным по отношению к девочке. И тогда она может объяснить для себя его поведение так, как послание: «Не взрослей, а то я не буду тебя любить».
Последствием предписания «Не взрослей» может стать то, что юноша или девушка так и останется ребенком, несмотря на далеко уже недетский паспортный возраст. Это означает, что человек продолжает оставаться зависимым от своих родителей, тогда, как ему уже следовало бы стать самостоятельным. Подобная зависимость может проявляться как в материальном плане (жить вместе с родителями, получать от них помощь в виде денег или продуктов), так и в эмоциональном (желание обязательно получить со стороны родителей одобрение своих действий и поступков). Взрослые сын или дочь не заводят свою семью. Иногда они вступают в брак, но он очень быстро разваливается из-за вмешательства родителей, поскольку избранник сына или дочери оказались не по нраву отцу или матери. При этом создается впечатление, что, по мнению родителей, на целом свете нет никого, кто был бы достоин стать спутником жизни их ненаглядного чада. Если все же семью и удается создать, то, как правило, родители оказывают сильное влияние на жизнь молодых, на те решения, которые они принимают.
У меня сложилось впечатление, что для нашей российской культуры предписание «Не взрослей» является особенно характерным. Вспоминаю, как на одном из семинаров по психотерапии, где присутствовали коллеги из США, один отечественный специалист рассказывал случай из своей практики. Случай касался его работы с наркоманом, молодым человеком 20 лет. В рассказе была затронута проблема взаимоотношений этого молодого человека со своей матерью, с которой, как выяснилось, они проживают вместе. В этом месте одна из американок вдруг с удивлением задала вопрос:
- Скажите, а для России это нормально, когда в 20 лет человек живет совместно с родителями?
Можно, конечно, возразить, что материальные условия жизни в России и в Америке сильно отличаются. Думаю, однако, что дело здесь не только в материальных условиях, но и в определенной национальной психологии. Полагаю, что очень многие смогут найти в своем окружении немало примеров, когда уже немолодые родители, которым и самим-то не очень просто приходится, озабочены тем, как бы материально помочь своим 30-40-летним детям, которые вполне в состоянии себя обеспечить самостоятельно. Чем же это плохо? А тем, что когда один человек помогает другому, то тот, другой, получает посыл, что он в этой ситуации слаб. Это нормально в тех случаях, где действительно невозможно справиться в одиночку. Но когда мы делаем за ребенка то, что он мог бы сделать сам (например, одеваем 6-7-летнего ребенка на прогулку или содержим на полном обеспечении 25-летнего сына или дочь), то мы приучаем его к беспомощности и тем самым поощряем его зависимость от себя.

Продолжение книги «Аномалии родительской любви»
Игумена Евмения
 

21 июня 2009
(0 голосов, средний: 0 из 5 оценок)
Уважаемые посетители, здесь Вы можете написать комментарий к статье. Редакция "Детской" не дает профессиональных консультаций.
Другие статьи
Что делать если ребенок сосет большой палец и кусается?
У моего сына появилась привычка сосать большой палец. Сначала я была только рада, поскольку это помогало ему заснуть, но теперь боюсь, что это перерастет в привычку, которую впоследствии будет...
Здоровье
26 декабря 2007
Что делать если ребенок сосет большой палец и кусается?
У моего сына появилась привычка сосать большой палец. Сначала я была только рада, поскольку это помогало ему заснуть, но теперь боюсь, что это перерастет в привычку, которую впоследствии будет...
Здоровье
26 декабря 2007
Подросток и компьютер
Существует совершенно ложное мнение, что чем скорее мы приобщим ребенка к компьютеру, тем лучше.Прочел как-то в газете, как одна мама спрашивает психолога, можно ли играть в компьютер ребенку трех...
Здоровье
23 мая 2011