Родители, воспитывающие победителей. Продолжение книги «Аномалии родительской любви» Игумена Евмения

Первоочередная роль родительской деятельности - это вырастить детей с верою в Господа, помочь им увидеть собственное жизненное предназначение, воспитать их по¬бедителями, именно победителям, а не побежденным про¬блемами, неверием, депрессией, Господь говорит: «Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел с Отцем Моим на престоле Его» (Откр. 3, 21), «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном» (Откр. 21,7).
В современной педагогической науке исследовались типы родительской деятельности, влияющие на мотивацию жизненных достижений у детей. Выяснилось, что семьи, из которых вышли люди, достигшие жизненных вершин, об¬ладали двумя особенностями.
1. В семьях, вырастивших преуспевающих людей, бы¬ла атмосфера, в которой спрашивали и уважали мнения детей. С раннего возраста их приучали участвовать в при¬нятии семейных решений. Их спрашивали, что они думают и чувствуют. Предложения детей подробно рассматрива¬лись. И хотя их мнения не обязательно оказывали влияние в каждом случае, но мысли и идеи детей имели значение. Вся семья уделяла время совместным обсуждениям и при¬нятию общего решения по тому или иному вопросу.
Если относиться к детям как к значимым и умным, они будут изумлять вас тем, насколько они в самом деле разумны и проницательны. Старая поговорка «Устами младенца глаголет истина» верна. Дети иногда могут видеть ситуацию с объективностью и ясностью, которых мо¬жет не быть у взрослых людей. Спросив в какой-нибудь ситуации совета у ребенка, вы можете быть поражены ка¬чеством ответа. Самым важным является сам факт обраще¬ния за советом - это признак того, что вы уважаете ребен¬ка, а это повышает его позитивное отношение к себе, уси¬ливает веру в себя.
2. В семьях преуспевающих людей было принято то, что называется «позитивными ожиданиями». Родители не¬прерывно говорили о том, как сильно верят в своих детей, как уверены в том, что те достигнут выдающихся результа¬тов.
Говоря своему ребенку «ты можешь сделать это» или «я верю в тебя», вы ниспосылаете ему свое родительское благословение, помогаете ему поверить в свои силы, Вы побуждаете ребенка на гораздо большие усилия, чем он сделал бы без ваших слов. Дети, подрастающие в атмосфе¬ре позитивных ожиданий, всегда и во всем, что бы они ни предпринимали, действуют лучше.
Важный момент: позитивные ожидания не то же са¬мое, что и требования. Многие родители думают, что они выражают позитивные ожидания, в то время как на самом деле просто требуют от своих детей следовать определен¬ным стандартам. Требование всегда ассоциируется с услов¬ной любовью, с мыслью, что если ребенок s;e соответствует ожиданиям, любовь и поддержка родителей будут аннули¬рованы.
Важно сообщить детям, что, независимо от того, на¬сколько хорошо или плохо они поступают, вы любите их сполна и безусловно. Если ребенок чувствует, что при его плохом поведении вы можете лишить его своей любви, то он будет нервным и неуверенным. Условная любовь родителей, как мы уже неоднократно говорили, формирует убеждение в условности Божией любви, что отнюдь не спо¬собствует духовному росту ребенка.
Родители, которые воспитывают людей, достигаю¬щих в своей жизни вершин, особо относятся к домашним заданиям своих детей. Они очень хорошо представляют себе важность домашних заданий и хороших успехов в школе. Они настаивают на том, чтобы их дети вовремя вы¬полняли домашние задания. Важную роль в достижении успеха является ответственное отношение родителей к обу¬чению и участие их в получении детьми образования.
Среди факторов, определяющих отличную успевае¬мость, выделяется такой: где и когда выполняется домашнее задание. В семьях, формирующих преуспевающих людей, уроки выполняются за обеденным столом до или после обеда, при выключенном телевизоре и в присутствии роди¬телей. Родители помогают детям выполнять домашние за¬дания и при необходимости сами знакомятся с изучаемым детьми школьным материалом
Люди с низкими достижениями, напротив, вышли из семей, в которых родители если и проявляли какой-то ин¬терес к учебе детей, то отправляли их делать уроки в свои комнаты, Таким образом, им слезно говорили: домашнее задание и, следовательно, вся школьная жизнь не являются чем-то важным.
Чтобы дети лучше учились в школе, нужно помо¬гать им на каждом этапе учебы. Человек всегда уделяет внимание тому, что ценит. Когда вы придаете большое значение урокам и школьной жизни ребенка, он будет так¬же серьезно относиться к учебе. Игнорируя его домашние задания и учебу вообще, вы сообщаете детям, что все это неважно, и они тоже начинают игнорировать все, что свя¬зано со школой.
Подавайте хороший пример. Если вы хотите воспитать счастливых, здоровых, уверенных детей, нужно подавать им хороший пример. Дети многому учатся посредством имитации. Наблюдая за вами, слушая вас и повторяя ваши слова, они имитируют ваше поведение.
Став родителем, вы не имеете больше права на рос¬кошь делать и говорить, что заблагорассудится. Вы должны намного больше заботиться о своем поведении и его влиянии на детей, ведь они обучаются не со слов, а копируя поведение взрослых.
Сельский клуб, дискотека. Молодая мама, едва удерживаясь на ногах, пританцовывая, держит за руку четырехлетнюю девочку. Не удерживаюсь на месте, подхожу, начинаю разговор:
- Скажи-ка, Лена, а ты хотела бы, чтобы от тво¬ей Оленьки, когда ей будет лет 12-13, так же несло пи¬вом?
- Нет, конечно... Я не позволю ей.
- Понимаешь, дело в тоги, что дети очень любят своих родителей, а того, кого любишь, начинаешь неосознанно копировать... Каждая девочка хочет быть по¬хожей на свою маму.
Если вы хотите, чтобы ваши дети выросли с хороши¬ми здоровыми привычками, вы должны сами подавать пример. Если вы хотите, чтобы ваши дети избегали упот¬ребления алкогольных напитков, курения и не были подвержены другим пагубным привычкам, вам необходимо своим собственным поведением показывать это. Если вы хотите, чтобы ваши дети проводили больше времени за чтением, а не за телевизором, вы должны показывать пример, читая при каждой возможности. Если вы хотите, что¬бы ваши дети развили в себе вежливость, спокойствие, уравновешенность и самоконтроль, вам необходимо нести в себе образ этих качеств, даже в критических ситуациях.
Дети всегда смотрят на своих родителей, чтобы нау¬читься, как себя вести, и ваша роль модели поведения мо¬жет иметь большее влияние на ваших детей, чем что бы то ни было другое в их жизни.
Дайте ребенку право на поступок. Во время обсуждения с родителями вопросов чрез¬мерной опеки, чрезмерной привязанности к ребенку, священнику очень часто приходится слышать: «Он без меня ничего не сделает», «Она этого не понимает». Эти и подоб¬ные реплики - нагляднее свидетельство недоверия роди¬телей к ребенку, низкой оценки его способностей прояв¬лять самостоятельность, независимость, быть взрослым. Конечно, всегда найдутся родители, утверждающие, что для них их дитя в любом возрасте все равно остается ре¬бенком. Но здесь главная задача состоит в том, чтобы по¬нять, что же на самом деле значит быть ребенком. Что значит быть любимым, родным? Значит ли это, что нужно до конца своих дней играть роль беспомощного, неумелого и слабого?
Беспокоиться о судьбе ближнего - это одно, а на каждом шагу проявлять это беспокойство, постоянно контролировать, не оставляя ему право на ошибку и фактиче¬ски не давая жить ни ему самому, ни себе, - совсем другое.
Ребенку дается право нравственного рассуждения и чувства, потому что родитель понимает: даже если ребенок и выберет неправильное действие, то это будет поступок детский, а не поступок взрослого человека. Если человек не приобретет опыта делать неправильные поступки в детст¬ве, и видеть их последствия, то, став взрослым и сделав не¬правильный поступок, он попадает в очень жесткие соци¬альные условия, при которых исправить ошибку будет чрезвычайно трудно.
Если ребенок не может рассудить и не решается на поступок, если он говорит: «не знаю», это значит, что он либо не хочет решать, либо не имеет навыка к нравствен¬ному рассуждению и чувству. Не научившись этому в дет¬стве, он и в дальнейшей жизни будет постоянно попадать впросак. Если же ребенок не может решить, не может кон¬кретно выбрать что-то, мучается, не решаясь вступить в действие, нужно подтолкнуть его к самостоятельному при¬нятию решения, а дальше станет ясно, что при этом пра¬вильно, а что - нет. Когда же решение принимается и дей¬ствие начинается, по ходу обнаруживается и определяется правда или неправда действия. И тогда, возвращаясь на¬зад, можно сделать иной, более правильный выбор, или же по ходу действия изменять направление своих поступков.
Научиться опытно отличать неправильные действия от правильных, научиться почитать взрослого и слушаться его - и есть одна из задач воспитания. Те родители, кото¬рые решаются на такой педагогический прием, поступают мудро.
Ситуацию Боепитания умения правильно поступать нужно начинать с младенчества, когда ребенок желает еще безобидно-малых вещей. И в этих малых безобидных ве¬щах сразу склоняют ребенка к нравственной чуткости. Здесь может быть два или три варианта выхода из сло¬жившейся ситуации.
Итак, не надо решать за ребенка! Пусть он, отвечая на вопросы, сам придет к решению. Желательно дать ему варианты решения, объясняя каждый (чем он плох и чем хорош), но выбор пусть сделает он сам. Если он выбирает не то, чего желает взрослый, следует выдержать педагоги¬ческую паузу. Ибо как поступать, - пусть будет его воля, формированию которой взрослый должен помочь, отно¬сясь к ней с уважением.
По-настоящему взрослым и самостоятельным чело¬век может стать только тогда, когда ему доверяют. Лишь в этом случае он способен поверить в собственные силы и взять ответственность за собственную жизнь и собственные поступки. Сомнения в возможностях человека, проявляю¬щиеся в чрезмерной опеке (ведь в опеке нуждаются слабые) подрывают веру ребенка в свои силы, делают его пассив¬ным, беспомощным. Как это ни печально, большинство ро¬дителей в наши дни не задумываются над такими вещами как доверие к детям. В частности, разговор об этом звучит для них как настоящее откровение.
Кроме всего прочего, в отношениях родителей к соб¬ственному ребенку часто присутствует доля определенной заниженной оценки личности ребенка. Например: «Он у меня слишком ранимый» или: «Она у меня несамостоя¬тельная». Разумеется, родителям с такими тенденциями, такими взглядами удобно, когда в них нуждаются, и по¬этому им бывает трудно признать, что они действительно недооценивают своего ребенка. А если они не правы в сво¬ей оценке, то в этом виноват не столько ребенок, сколько родители, которые таким его воспитали.
Вот какой яркий, подтверждающий наши слова, при¬мер из жизни преподносит психолог Галина Сартан:
На консультацию пришла семья - мать, отец и сын, 14-летний подросток. Пришли они е просьбой проверить интеллектуальнее развитие мальчика. Во время тестирования мальчика завязалась беседа с родителя¬ми. В ходе ее стало ясно, что проверяют они интеллек¬туальный уровень своего сына лишь для того, чтобы еще раз убедиться в его хорошем умственном разви¬тии. Далее выяснилась истинная проблема, которую они описали так:
- Сын совсем не следит за собой. Когда прихо¬дит с занятий теннисом, ему каждый раз надо напоми¬нать о том, чтобы он сменил потную майку, переодел шорты и помылся. Если ему не сказать об этом не¬сколько раз, он так и будет ходить в потном и грязном. И так во всем. Нам постоянно приходится ему напоми¬нать сделать что-то, убирать за ним вещи. Он ничего не хочет делать сам. Даже не может после школы подог¬реть себе еду. Обед приходится оставлять ему в тер¬мосах, надписывая на них, где и что лежит. Но и в этих случаях сын забывает поесть.
Выслушав родителей, мы предложили им пред¬ставить возможное будущее таким образом, как будто мы уже решили эту проблему. Мы сказали им:
- Представьте, что ваш сын вдруг начал само¬стоятельно переодеваться, готовить еду, выбирать дру¬зей и свое будущее. Что тогда будете делать бы?
И здесь родители глубоко задумались. Поведе¬ние, когда их ребенок перестал бы зависеть от них, бы¬ло для них новым. Они попросили время для обдумы¬вания и договорились прийти к нам через неделю.
Как вы понимаете, эти родители не пришли к нам ни через неделю, ни через месяц, ни через год, так как их устраивали те взаимоотношения, которые сложились в их семье. Более того, они полностью устраивали и сына, потому что были для него удобны. При таких пра¬вилах игры ему ни за что не хотелось отвечать. Отвечали за все те, кто принимал за него решения, т.е. ро¬дители, А для родителей опека над сыном, постоянная тревога и контроль за ним, были основным смыслом их существования и взаимодействия. Возможно, если бы изменилось поведение сына, им пришлось бы искать новые способы общения между собой, а с этим могла утеряться сплачивающая их идея - сын без них суще¬ствовать не может. Мы бы разрушили устойчивый миф семьи и традиции ее существования. Родители осозна¬ли это и выбрали более легкий путь дальнейшего взаимодействия в семье - отказаться от изменений. Воз¬можно, они были правы.
Детки, которым родители постоянно твердят: «Ты у меня глупенькая», «Из тебя ничего хорошего не выйдет», «Такой безобразник, как ты, не сможет ничего добиться в жизни», «Толстушка ты моя...», в действительности вырас¬тают безобразниками, глупенькими, толстушками, из ко¬торых не выходит ничего хорошего. И какой ребенок вы¬растет у матери, постоянно внушающей ему, что он боль¬ной, что ему нужно к одному, другому, третьему врачу на консультацию, что ему нужно каждое лето ехать на курорт лечиться то ли минеральной водой, то ли лечебными гря¬зями? Вырастет ребенок с убеждениями в том, что он дей¬ствительно совершенно и неизлечимо больной. Он всю жизнь будет себя жалеть и щадить. Поэтому эффективность такого человека в жизни будет очень маленькая. Но мама, которая добилась того, что ее чадо имеет такие убеждения о себе, будет очень довольна, потому что она будет до ста¬рости ему нужна. «Он сам не сможет, ему тяжелого нельзя». Если такой юноша захочет устроиться на работу, то мама сначала позвонит по всем знакомым, договорится, куда ему идти, потом будет настраивать его, чтобы он по¬шел именно туда. А затем, чаще всего, заранее встретив¬шись с руководителем организации, куда она хочет его устроить, не забудет прийти вместе с ним и будет сочувст¬венно кивать и сама отвечать на вопросы человека, кото¬рый принимает ее маленького «ребеночка» на работу. А взрослый сын будет в это время сидеть и только поддаки¬вать.
...Однажды одна верующая мама попросила про¬консультироваться по поводу своего сына, которому исполнилось тринадцать лет. С одним братом из нашего монастыря мы шли по безлюдной улице окраины Моск¬вы и, подходя к десятиэтажному дому, я выразил такое предположение своему спутнику: «Мы сейчас войдем, посадим маму и сыночка рядышком. Я буду задавать вопросы мальчику. Если на первых пять вопросов вме¬сто него ответит мама, то значит в конфликтной ситуа¬ции (мальчика выгнали из школы, он чего-то там набе¬докурил) виновата в большей степени она».
Мы позвонили, зашли в дом, усадили маму и сы¬на напротив и начали задавать вопросы.
- Как тебя зовут? - это я подростку задаю во¬прос.
- Паша, - отвечает мама.
- И сколько тебе лет?
- Тринадцать нам исполнилось в мае, - отве¬чает мама...
Не на пять, а на десять (!) первых вопросов отве¬чала мама, а мальчику оставалось только кивать, пону¬ро уставясь в пол. Скорее всего, у них уже существовал такой стереотип отношений, сын просто-напросто не участвовал в ситуации.
После беседы втроем я пошел с мамой на кухню, а мой спутник остался беседовать с «проблемным ребенком». На кухне я долго и упорно объяснял маме, что перевоспитывать ей нужно прежде всего саму себя...
Постоянно опекающим родителям бывает очень трудно понять, что их опека по отношению к ребенку является чрезмерной. Почему те или иные самые добрые наме¬рения оказываются подавляющими, а не помогающими? Как будет выглядеть ситуация в случае отсутствия контро¬ля, постоянных напоминаний, указаний, запретов на само¬стоятельные действия?
Священнику стоить задать эти вопросы обеспокоен¬ной родительнице, оказывая душепопечительную помощь не только в рамках заявленного вопроса, но и гораздо ши¬ре. Матери или отцу достаточно непросто понять, что их собственный ребенок - уже взрослый человек.
Понимание иногда приходит самым неожиданным образом. В связи с этим расскажу еще одну историю.
Чрезмерно опекающая мать, которая с детства считала своего сына беспомощным и болезненным, безвольным, слабохарактерным, ни. на что не способ¬ным, однажды пришла к нему на работу. Сын ее в то время работал руководителем довольно-таки солидной торговой организации. Маме пришлось подождать у не¬го в кабинете некоторое время, и, пока он нашел воз¬можность поговорить с ней наедине, она стала свидетелем того, как к нему то и дело заходили его подчи¬ненные и он, очень строго и властно отчитывая их, да¬вал им самые различные указания.
Поскольку эта женщина дома проявляла себя как властная мать, а на работе как зависимая от собствен¬ного властного начальника подчиненная, то, увидев происходящее на ее глазах; она почувствовала, что в ней что-то очень резко изменилось в отношении к собственному сыну: сломалась прежняя властная установ¬ка. В какой-то момент мать ощутила себя в кабинете собственного сына беспомощной подчиненной, которая находится в кабинете властного начальника. С тех пор (наконец-то!) она стала относиться к собственному сы¬ну как к совершенно взрослому человеку. Впоследствии она рассказала сыну о том, что эта ситуация помогла ей изменить свое отношение к нему.
Нередко цели и требования родителей вполне разум¬ные и актуальные. Например, как не напомнить ребенку о том, что он «зарос» грязью, всегда опаздывает в школу, не может хорошо учиться, совершенно не помогает по дому? Но замечания желательно высказывать с любовью, с пони¬манием, тихо, без злобы и крика и, конечно же, не ежеми¬нутно. Хотелось сказать, что родитель должен принимать своего ребенка таким, какой он есть, вместе с его недостат¬ками. И не только принимать, но и любить, поддерживать, помогать.
«...Мы должны смиряться с тем, что большинство подростков в переходном возрасте будут огорчать своим поведением. И здесь должен ставиться вопрос не о том, как совершенно избежать этого, а как нам себя вести с нашими воспитанниками - такими, какие они есть. Терпеть плохое поведение подростков - это наш родительский крест. И родителей по плоти, и родителей духовных»,- так говорит в своей статье «Их нужно буквально вымаливать» протои¬ерей Константин Островский.
Однажды перед началом учебного года мне при¬шлось говорить проповедь о том, какую позицию очень важно занять родителям относительно собственного сына или дочери. Есть дети, которые не могут учиться лучше, чем на тройку. Это предел их возможностей.
Родители должны любить своих детей таковыми, како¬вы они есть, и понимать, что по своему складу, интеллекту, а может быть, характеру, - они неусидчивы, не способны учиться лучше. Но тройка у них будет ста¬бильная, ниже оценок не будет, они будут зарабатывать ее своим старанием и трудолюбием. Я также говорил о том, что родители не должны наказывать своих детей, не способных учиться «на отлично» какими-то репрес¬сивными мерами.
Позже одна прихожанка рассказала, что слыша¬ла, как девочка, пришедшая к началу учебного года за благословением в храм, шепотом произнесла своей подружке: «Сюда бы мою маму»...
Дети очень нуждаются в родительском понимании. Если в семье царит атмосфера взаимопонимания и взаимо¬доверия, тогда ребенок раскрывается и часто готов ради родителей сделать все. К сожалению, нередко родители не помогают, а, скорее, мешают раскрыться своим детям. «Я видел очень многих детей, которых именно так осаживали: «Какую белиберду ты несешь!». Ребенок никогда не несет белиберду, ребенок всегда очень серьезен. Но родители дума¬ют большей частью, что если он не говорит их языком, не выражает их взглядов, то это вздор. Я не говорю, что ребе¬нок всегда прав, - конечно, нет. Я говорю о том, что часто его вопрос или несовершенное представление, или то, как он видит вещи, - это дверь куда-то, а не запертая дверь.
Я думаю, что молено, не ставя вопросов, а просто сидя вместе, рассказать что-нибудь о себе, можно раскрыться столько-то. Если ребенок, подросток на это отзовется критически или просто не захочет слушать, это не важно. Ты с ним поделился, он тебя будто не послушал, но он не мог не услышать, и где-то в памяти это задерживается...
Я уверен, что, если бы мы говорили с детьми или подро¬стками, просто рассказывали бы им - слушают, не слуша¬ют - вещи, которые того стоят, делились бы с ними самым сокровенным, драгоценным для нас опытом, это куда-то уш¬ло бы в них. Когда это вернется - неизвестно, но это неважно. Времена и сроки не нам знать, но давать возмож¬ность всему этому отложиться в душе человека мы мо¬жем».
Некоторые родители не понимают очевидной исти¬ны: самое главное в деле воспитания - это не то, чтобы ребенок прекрасно учился и был отличником, а чтобы даже с повзрослевшими детьми сохранилась ниточка теплых душевных отношений.
Необходимо отметить, что хотя контроль родителей чаще всего не очень влияет на жизнь ребенка (вне семьи), но все же бывает и так, что за годы совместной жизни кон¬троль становится для него необходимым элементом в жиз¬ни. И священник в работе с родителями должен об этом помнить. Нужно объяснить родителю, что изменение его поведения вряд ли приведет к немедленному и быстрому росту самостоятельности и сознательности ребенка. Скорее наоборот. Дитя, которого родитель всю жизнь отучал быть самостоятельным, в связи с прекращением контроля и на¬поминаний, может почувствовать не облегчение связей, а глубокую растерянность и еще большую зависимость, пас¬сивность. Этот этап необходимо пережить, если родитель хочет, чтобы его ребенок стал по-настоящему взрослым человеком.
Родители могут помочь сыну или дочери приобрести самостоятельность не указаниями и советами, а поддерж¬кой и одобрением на этом трудном пути. Маленькая взрос¬лая радость по отношению к взрослому поступку ребенка и к его взрослому выбору может дать больше, чем годы уси¬ленных словесных «перепиливаний» родителями собствен¬ного ребенка.
Пастырю нужно помнить, что даже если беседа с ро¬дителем прошла успешно, внешние изменения поведения вряд ли произойдут мгновенно. А если изменение и про¬изойдет, то оно скорее не будет замечено и оценено ребен¬ком. В отношениях близких людей слишком большое зна¬чение играют привычки и стереотипы поведения, позво¬ляющие достаточно четко улавливать происходящее в ближнем. Например, родитель уже изменил свою позицию, сознанием решил, что он будет относиться к ребенку по-другому, даст ему больше доверия, самостоятельности, но вдруг возникает такая стереотипная ситуация: ребенок опять что-то делает по-своему, а не так как хочется отцу или матери. И включается прежний шаблон, и отношения вновь выходят на старый круг: «Я сколько раз могу тебе говорить!», «До каких пор ты будешь трепать мои нервы!» и т.д. Стоит отметить, что после этого отношения взаимо¬понимания придется налаживать уже с большим трудом, чем до срыва.
«Поговори со мною, мама...». Обычно основной вопрос, который хотят решить ро¬дители в разговоре со священником, - как наладить отношения со взрослеющим ребенком. Но чаще всего роди¬тели, особенно мамы, сами при этом меняться не хотят. Они считают себя во всем правыми и хотят, чтобы священ¬ник дал совет по поводу того, как похитрее воздействовать на ребенка, чтобы он все-таки стал послушным. По¬этому еще в начале беседы пастырь может задать такой во¬прос:
- А вы готовы исполнить для налаживания отноше¬ний с собственным сыном или дочерью все, что я скажу?
И до тех пор, пока родитель не даст честное слово исполнить совет пастыря, ничего ему не говорите. Можно даже отказаться с ним беседовать. Возможно, родитель по¬думает и придет еще раз. Но эффективнее, конечно же, при первой встрече добиться родительского согласия и после этого подумать вместе с отцом или матерью о том, в чем оке нужно измениться им самим.
Здесь хочется предложить несколько возможных под¬ходов. Первый из них - это акция доверия. Подобный подход уместен именно тогда, когда в отношениях ребенка и родителя существует определенное несогласие, служащее поводом для многочисленных ссор и конфликтов, при этом достаточно четко и однозначно очерченного. Например, мать требует от дочери, чтобы она не бросала институт или запрещает сыну дружить с людьми, которые ему нра¬вятся, но ей кажутся подозрительными. Тогда акция дове¬рия со стороны родителей будет состоять в капитуляции перед выбором сына или дочери, снятии долго выдвигав¬шегося требования или запрета. Маме в беседе с дочерью можно сказать:
- Знаешь, Света, доченька моя, я думала-думала и решила, бросать тебе учебу или не бросать, - это, в конце концов, твое личное дело. Ты уже взрослая и вполне мо¬жешь решать за себя. Я, честное слово, не буду больше тебе об этом ничего говорить и выбор твоего дальнейшего пути предоставляю твоему взрослому решению.
Или, например, по поводу друзей, относительно ко¬торых ранее высказывались критические замечания:
- Дима, в конце концов, это твои друзья, ты их луч¬ше знаешь. Ты знаешь, насколько они надежны и насколь¬ко они способны поддержать тебя, не подставить в труд¬ную минуту.
Если одной из проблем был запрет куда-нибудь ехать, приходить слишком поздно, то его снятие будет такой же акцией доверия. Важно, чтобы это выглядело не как подачка со стороны родителя или демонстрация по прин¬ципу: «Делай, как хочешь», а именно проявление доверия, как свидетельство иного, более зрелого и уважительного отношения к личности ребенка. Конечно, акция доверия будет эффективной только в том случае, если, заявив о чем-то, родители никогда больше не отступят от своего нового принятого решения. В первую очередь помнить об этом должны сами родители. Нельзя в одной ситуации проявить акцию доверия, а потом вдруг, если что-то в поведении ре¬бенка не понравится, сказать:
- Я беру свои слова обратно!
Такая позиция будет выглядеть еще хуже, чем отсут¬ствие акции доверия с самого начала.
Еще одним примером тактически правильного под¬хода можно назвать душевный, открытый разговор с собст¬венным ребенком о своих чувствах и переживаниях. Это задача более сложная, хотя бы потому, что прежде, чем отец или мать начнут выражать свои чувства по отноше¬нию к ребенку, они должны постараться в них разобраться сами. Для этого священник должен выявить, что скрывает¬ся за чрезмерной опекой родителя. Достаточно задать та¬кой вопрос:
- А почему вы до сих пор его или ее так опекаете, так руководите? Сколько вашему ребенку лет?
Удовлетворившись первым ответом, который для большинства будет таким: «Я за него боюсь» или «Я тревожусь за нее», далее можно поговорить с ним о его по¬требности контролировать и управлять ребенком для того, чтобы реализовать чувство собственной значимости. Не¬редко секрет родительских проблем состоит в том, что ро¬дитель хочет чувствовать себя хотя бы для кого-то в этом мире начальником, пускай только для собственного ребен¬ка.
В беседе с родителями лучше ориентировать их на путь изменения внешних проявлений своего поведения отно¬сительно детей. Важным поведенческим изменением будет переориентация родителей с контроля детей на проявление собственных чувств и переживаний, связанных с ребенком. Такая цель, на первый взгляд, кажется несложной. Вместо того чтобы железобетонным тоном сказать: «Не смей и ду¬мать о том, чтобы бросать учебу», лучше сесть с дочерью вечером и тихо, проникновенно обратиться к ней:
- Доченька! Я боюсь, что ты сломаешь всю жизнь, если бросишь учиться. Мне в свое время советовали закон¬чить институт, защитить диплом. А я не захотела никого слушать, вышла замуж, времени на учебу не было, и в ито¬ге я осталась ни с чем. Я переживаю, чтобы и у тебя так не получилось.
Казалось бы, разница невелика, но удивительно, на¬сколько трудно некоторым родителям вместо директивных установок поделиться с детьми своими переживаниями, за¬вершить фразу: «Я чувствую, что...».
Выражение собственных чувств бывает очень эффек¬тивным для разрешения, казалось бы, неразрешимых си¬туаций. Ведь порой, если мать или отец выразят собствен¬ные переживания своему ребенку и предоставят ему право выбора, это подействует гораздо глубже, чем категоричный тон. Именно потому, что собственные чувства многими взрослыми людьми редко перед кем-то проговариваются или анализируются, чувства и переживания других остают¬ся для них такими же непонятными или толкуются доста¬точно примитивно. Например, от некоторых родителей можно услышать: «Он поступает мне назло», «Она ничего не понимает». Но как только родитель сумеет раскрыть своему ребенку (в приведенном выше примере уже повзрослевшему) свои чувства, то и ему, естественно, приот¬кроются переживания сына или дочери. Разобравшись в них, родитель, может быть, перестанет наконец-то контро¬лировать или тревожиться по любому поводу. Возможно, все окажется не таким уж страшным: ребенок не слишком беспомощен, а его друзья не такие уж распущенные.
В ходе беседы с ребенком родителям уместно не про¬сто обсудить проблему чувств, а рассказать, почему так не¬обходимо делиться ими с окружающими, дать почувство¬вать, что значит выражать их.
К сожалению, во многих семьях ситуация отношений родителей и детей очень часто похожа на битву при Боро¬дино. В семье идет постоянное противостояние между двумя сторонами, боязнь в чем-то уступить. Если родитель случайно в чем-то уступил, то вскоре он старается все это с боем отвоевать. Например, в какой-то момент он упустил свое требование к ребенку приходить домой до двенадца¬ти, и вот опять, как бы одумавшись, вновь пытается во¬гнать его в эти рамки. Если иногда это удается, то в следующий раз родитель утверждается в собственной позиции запрета. В основном эта война изматывающая и очень тя¬желая. Если же у отца или матери хватит мужества вый¬ти на доверительный разговор с сыном или дочерью, если у них появится возможность покаяться в своих грехах друг перед другом, приоткрыть душу и избавиться от накопив¬шихся обид и претензий, то это может стать новым этапом взаимоотношений.
Пастырь может посоветовать родителю для такого разговора лучше выбрать спокойное время, отсутствие конфликтной атмосферы. Желательно, чтобы это был раз¬говор один на один, Время, когда произойдет этот разговор, нужно обсудить конкретно. Это необходимо для того, чтобы выявить возможные препятствия на пути выполне¬ния задачи, которые могут быть не замечены при поверх¬ностном обсуждении и достаточно быстро вскрываются, когда начинается конкретное планирование.
Например, мама решается поговорить с дочерью, но оказывается, что она постоянно возвращается домой позд¬но. А в выходные дни родителям необходимо ехать на дачу или к больной бабушке. Таким образом, для того чтобы провести долгий спокойный разговор, нужно специально спланировать удобное для обеих сторон время. Священник, которому доверили планирование ситуации, может в зна¬чительной мере способствовать целесообразному решению этой проблемы. Когда какое-то решение принято не «в принципе», а вполне конкретно, то, во-первых, выполнить его гораздо легче, а во-вторых, анализ причины невыпол¬нения может стать хорошей базой для более глубокого по¬нимания причин разногласия.
Иногда человек обещает спокойно, доверительно, по душам побеседовать со своим ребенком и сказать ему о том, что он считает его взрослым. Но каждый раз, когда он видит его дома не таким, каким бы хотел видеть в идеале, у него это желание сразу исчезает. Появляется раздражение, ненависть и желание запустить в него стул.
Чрезмерно опекающая позиция родителя опасна и тем, что часто приводит к неправильной оценке собственно¬го ребенка. Родитель начинает воспринимать свое дитя как ненормальное, а его поведение вызывает ничем не обосно¬ванное, серьезное опасение. Порой отец или мать, обраща¬ясь за помощью, выдвигают настолько неадекватные аргу¬менты, что они начинают казаться просто абсурдными. Например, одна мама как-то жаловалась: «Мне кажется, что моя дочь наркоманка. Когда она возвращается поздно домой, у нее блестят глаза». А другая говорила: «Меня очень тревожит моральный образ моей дочери. Я несколь¬ко раз видела, как ее провожают молодые люди. С одним из них она целовалась».
К любому высказыванию родителя священнику стоит относиться внимательно и сдержанно, поскольку, с одной стороны, за ним может скрываться нечто иное, нежели пре¬увеличенное беспокойство матери, а с другой, - повлиять на мнение человека, успокоить его тревогу можно только тогда, когда установлен хороший доверительный контакт, который невозможен без принятия всего того, что говорит¬ся в начале беседы.
Пастырю иногда приходится, если в нем достаточно пастырской мудрости, отказаться от роли человека, кото¬рый знает ответы на все вопросы и может разрешить лю¬бую ситуацию. Здесь необходимо смирение пастыря и пас¬тырская мудрость, которая будет состоять вот в чем. Во-первых, кроме обычных и нормальных, правильных сове¬тов о том, что необходимо усерднее молиться за дочь или сына, нужно также сказать родителю о том, что в некоторых случаях ребенку необходима помощь специалиста. И если мама или папа уже успели воспитать достаточно нега¬тивное отношение к Православию своим постоянным желанием тянуть ребенка в храм или постоянным напомина¬нием о его "религиозной бессовестности", и беседа со свя¬щенником невозможна, то пастырь может рекомендовать в отдельных случаях обратиться к врачу-наркологу или пси¬хотерапевту.
Направление к специалистам - задача довольно сложная. Родитель, направляющий своего ребенка к врачу, часто не может найти правильного тона и способа мотива¬ции, В большинстве случаев он угрожает или обещает: «Там тебе доктор объяснит, кто ты такой на самом деле», т.е. подчеркивает прежде всего негативные моменты, свя¬занные с предстоящим визитом, что, естественно, отнюдь не подталкивает, а лишь подрывает доверие к отцу или к матери, а также к специалисту, Обсудив с родителем, что и как он говорит своему сыну или дочери в сложившейся си¬туации, священник может постараться по возможности снять негативные и внести позитивные моменты в сам про¬цесс объяснения необходимости визита к специалисту. Это может быть гарантированная родителем анонимность по¬мощи. Это может быть также рассказ о чувствах и пережи¬ваниях, испытываемых родителями по поводу ребенка, ра¬зумеется, без обвинения. То есть, родитель должен подчерк¬нуть, что он верит в собственного ребенка и любит его.
В искренности и бережности материнских слов за¬ключена великая сила. Подумайте и прочувствуйте, на¬сколько глубоко в сердце могут проникнуть следующие слова:
- Сынок, я тебя очень люблю и переживаю за тебя. Я знаю, что то, что ты «сел на иглу», - это случайность. Если у тебя есть желание избавиться от этого, давай поста¬раемся все исправить, я нашла хорошего доктора, и ты вернешься к обычной нормальной жизни.
В большинстве случаев, кроме тех, когда идет речь о действительных, реальных причинах происшедшего, роди¬тель испытывает определенную долю вины за то, что про¬изошло с ребенком. К сожалению, большинство родителей в ситуациях тяжелых психических и социальных трудно¬стей, переживаемых их детьми, бывают склонны поучать своих детей, критиковать их, указывать на какую-то былую свою правоту. А дети, которым и так приходится несладко, могут чрезвычайно болезненно воспринимать даже такие, на первый взгляд, безобидные замечания, как: «Я тебя пре¬дупреждал, чтоб ты с ними не связывалась» или «Тебе лучше молчать, а не рассуждать». Дети считают такие вы¬сказывания свидетельством отвержения родителей, неже¬лания помочь. В таких случаях, ситуациях, связанных с проявлением чрезмерной опеки, учить чему-либо уже позд¬но или бессмысленно. Детям нужна реальная поддержка, И спасти их от дальнейшего падения может не совет, тем более не наказание, а ощущение принятия и сочувствия со стороны родителя.
Священнику нередко приходится выступать в роли своеобразного переводчика и толкователя смысла того, что говорит и делает ребенок. Приходится объяснять ро¬дителям, что ребенку сейчас тяжело; его вспыльчивость, негативизм поведения свидетельствуют не о наглости и неуважении, а о тяжести переживаний и отсутствии возмож¬ности кому-либо сказать о накипевшем плохом состоянии. Только имея хорошие доверительные отношения с ребен¬ком, родитель сможет оказывать на него хотя бы неболь¬шое влияние. Таким образом, не советом, а сопереживающим участием родители могут удержать свое чадо от не¬правильного шага.
При наличии доверительных отношений с родителя¬ми, ребенок, с одной стороны, склонен больше к ним при¬слушиваться, а с другой, - срабатывает сильнейшее сдер¬живающее средство: боязнь причинить боль любимым, до¬рогим людям. Обычно ребенок не задумывается о том, бу¬дет ли больно папе или маме, если они всегда с ним холодны, осуждают его, не понимают. Если же он видит боль, переживания отца или матери, тогда ему во сто крат труд¬нее становится причинить им боль. Таким образом, ситуа¬ция доверия представляет больше возможности для кон¬троля, но не для прямого, а для косвенного. Если отноше¬ния родителя с ребенком в момент обращения к священни¬ку за помощью достаточно сильно нарушены, можно обсу¬дить специальные меры, направленные на их нормализа¬цию. Это могут быть как акция доверия, так и откровен¬ный разговор, о чем уже говорилось выше.
Особые трудности при работе с изложенными слу¬чаями часто возникают у неопытных молодых священников, когда после удачного разговора с отцом или матерью, они соглашаются побеседовать с ребенком, фактически становясь на одну из сторон конфликта. Подросток ведь знает, что батюшка стоит на стороне родителей и поэтому эффективность беседы с ним, как правило, очень низкая.
Она может быть даже неполезной, поскольку, если батюшка и мама «действуют заодно», подросток будет ук¬лоняться от всех разговоров с ним. Он думает: «Знаю, знаю, что они хотят мне сказать или сделать, но я раскусил все их хитрые приемчики, и все равно буду действовать по-своему». Свое отношение к педагогическим экспериментам батюшки подросток может перенести на отношение к церкви.
Отдельно хочется поговорить о некоторых пробле¬мах, которые являются более родительскими, чем детскими. Например, мать воспитывает сына или дочь. Ребенок выходит в сознательную взрослую жизнь, мать остается в своей квартире одна. Вместо того чтобы найти приемле¬мые формы и способы реализации своих потребностей: чтение книг, посещение храма, служение людям, общение, она начинает активно вмешиваться в личную жизнь сына или дочери, вбивая клин во взаимоотношения. Она пере¬живает состояние: «Вот состарилась, никому не нужна», и при этом ее переживания передаются детям. Она пытается воздействовать на их семейную ситуацию, реализовываться в заботе о детях. А из-за этой "заботы" молодые ругаются: «Опять твоя мама лезет в нашу личную жизнь».
Иногда родитель переживает собственную жизнен¬ную нереализованность и вследствие этого - страх за детей: «Пусть они не повторят моих ошибок». И тогда начи¬нается очередной виток морализаторства по отношению к детям. Иногда мамы переживают ощущение собственной родительской некомпетентности, вины перед ребенком за просчеты воспитания, дефицит внимания к нему в детстве, попытки это компенсировать. С родителями такой катего¬рии легче разговаривать, их легче убедить, что каждый че¬ловек должен быть сам ответственным за собственную жизнь и собственные поступки.

 

06 ноября 2009
(0 голосов, средний: 0 из 5 оценок)
Уважаемые посетители, здесь Вы можете написать комментарий к статье. Редакция "Детской" не дает профессиональных консультаций.
Другие статьи
Детям о православии.
О Божественной литургии.О Святом Причастии.
Православие
14 августа 2008
Двенадцать новелл О Любви (часть 5)
или Избранные размышления над посланием апостола Павла. Продолжение.
Интересно
22 апреля 2008
Детям о православии. Часть 2
В этой статье мы попытались донести на очень простом языке важные православные темы. О Великом Посте. О молитве.
Православие
15 марта 2013