Дети на приходе

 

 

 

– Всем родителям знакома ситуация, когда после тяжелой трудовой недели ребенок категорически отказывается вставать в воскресенье, чтобы пойти в храм. Что делать? Осознать всю ответственность за ребенка и разбудить, или пожалеть чадо и оставить его отдыхать?

– О. А. Нужно прежде всего уточнить, какого ребенка мы имеем в виду. Если это совсем маленький ребенок, то мы его просто-напросто разбудили и пошли в храм. Если ребенок этот уже почти взрослый человек, 16–17 лет, он прекрасно понимает, что он сейчас должен делать, как поступить.

Надо понять, что главное – это воспитание. Чтобы в ребенке с младенчества воспитали правильное отношение к храму. А если человек, будучи подростком, приходит к Богу, то вот так насильно будить – этого ведь и не потребуется. У него уже совсем другое отношение к храму.

– И. Е. «Ищите прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6, 33). Если мы ищем для детей именно этого, то встать в 7–8 часов утра, чтобы пойти на 9-часовую службу, вовсе не рано. Без Церкви, без спасительных Таинств, без помощи Божией не сможем мы воспитать наших детей для жизни будущего века. А это главная обязанность родителей. Дети живут жизнью семьи, и то, что составляет жизнь их родителей, становится естественным и для них.

Когда ребенок растет в православной семье, то каждое воскресное утро вся семья просыпается и идет на службу. Случаи, конечно, бывают разные, все дети тоже разные. Поэтому у матери и подходы к детям должны быть разными. Какими? Сердце подскажет. Как-то никак не могла наша маленькая дочка проснуться. Я ей говорю: «Выйдет сейчас отец диакон на амвон, посмотрит, все ребятишки в храме, а Леночки нет. Вот он расстроится». Не захотела Лена отца диакона расстраивать, тут же проснулась: «Давайте одеваться». Если дети с младенчества в храм ходят, то такие ситуации возникают нечасто. Иногда, в воспитательных целях, надо и дома оставить (естественно, без компьютера и телевизора). Невольник – не богомольник! Мы так делали пару раз. Реакция детей на это примерно одинаковая: «Мне было очень грустно, что я с вами не пошел». Другое дело, когда родители с детьми раз в месяц или раз в год на службу ходят. Тут два раза оставил дома, а он уже и вырос. Или когда дети до часу ночи в «социальных сетях» сидят. Мне таких больше жалко, чем тех, которые рано встают. В таких семьях уклад жизни менять надо. Детей раньше спать укладывать.

Нам, взрослым, нужно стараться быть не только родителями, но и друзьями с нашими детьми, больше с ними общаться, участвовать вместе в жизни прихода, в каких-то делах и мероприятиях, совершать паломничества по святым местам, тогда и многие вопросы будет легче решить. С подростками лучше заранее оговаривать, что мы от них хотим. С вечера решить, кто на какую службу идет. Для них важна внутренняя свобода. Иногда наши старшие дети с нами на службу едут, а бывает, мы спрашиваем: «Ну что, вы на какую завтра службу, на раннюю или на позднюю? Мы на позднюю». «А мы на раннюю», –отвечают. И дело тут, получается, вовсе не во сне. А в том, что им одним хочется поехать, без родителей, или они какие-то дела себе наметили. Это родителям принимать надо. Но главное, чтобы дети полюбили богослужение. Чтобы оно им не в тягость, а в радость было. Для этого надо чаще бывать на службах, приступать к святым Таинствам. Начать воцерковление ребенка как можно раньше, чтобы в юности, когда придет время творческих и духовных исканий, его сердце не осталось глухим и выбрало правильный путь.

– Часто в храме можно наблюдать картину, когда пожилые женщины пропускают вперед уже взрослых девчат 10–12 лет. А как же уважение к старшим? Ведь взрослый – это всегда авторитет для них. А тут, получается, наоборот.

– О. А. Как я уже говорил, у нас прервалась связь правильного духовного воспитания в семьях. Яркий пример нашего советского прошлого – лозунг: «Всё лучшее – детям». И этот лозунг сейчас перекочевал в церковную среду. Всё лучшее, первое – детям. А потом они вырастают и впоследствии становятся настоящими эгоистами. Бывший ребенок помнит, что родители ему должны. И он начинает требовать от родителей. И не только от родителей, но и от всех остальных.

Конечно, это неправильно. Надо отрокам и отроковицам объяснять, что первыми причащаются младенцы, потому что они безгрешные, они всегда готовы ко встрече со Христом. Потом, проявляя уважение, мы должны пропустить стариков. Раньше так и было: отроки и отроковицы причащались самыми последними. Этим они проявляли свое уважение к старшим. Если у них с детства складывается такое отношение к старшему поколению, то и на протяжении всей жизни оно сохранится. А сейчас же сами родители, бабушки и дедушки воспитывают в своих детях неуважение к старшим. Так не должно быть.

– Что делать, если ребенок не хочет идти в храм без своей любимой игрушки, а уж в храме не выпускает ее из рук, отвлекая прихожан? Ото-брать и заставить стоять смирно? Но ведь все равно стоять смирно он не будет.

– И. Е. Игрушки бывают разные. Однажды мы собирались на праздничную службу. Дочь, ей было тогда лет 5, стоит у двери с куклой в руках. Говорю ей: «Ты куклу-то зачем взяла?» А она: «Это мой ребенок, неужели мы его в храм не возьмем?» Ну как «ребенка» в храм не взять? Играя, дети учатся жить. Думаю, если ребенок отказывается идти в храм без игрушки, то можно взять небольшую, может быть, мягкую. У детей очень быстро переключается внимание с одной вещи на другую. Пока вы едете или идете на службу, он может отдать вам игрушку и вообще забыть про нее. Не отдал в дороге? Придя в храм, вы покупаете свечи. Дети охотно меняют игрушки на свечи. Для них это тоже интересные занятия: молиться вместе с мамой, зажигать свечу, прикладываться к иконе. Вместе петь «Верую» и «Отче наш…» Если уж и тогда не отдает, то маме придется приложить максимум усилий, чтобы ее чадо не отвлекало прихожан от молитвы. Что же делать, у мамы работа такая! Нельзя идти с игрушкой к Причастию. Но дети понимают важность этого момента (если не понимают, надо объяснить), отдают игрушки, складывают руки на груди и идут причащаться.

– Допустим, игрушка изъята. Но что делать, когда дети объединяются в «стайку» и все вместе беспрестанно ходят по храму, подходят к икон-ной лавке, выбегают на улицу? На мамины замечания чадо отвечает, что все так поступают.

– О. А. Если дети начинают играть во время богослужения целой компанией, то родители должны выводить их из храма, чтобы не смущать окружающих людей. Господь сказал: «дом Мой есть дом молитвы» (Лк. 19, 46). Люди приходят в храм, чтобы поучаствовать в богослужении, помолиться. А когда дети начинают играть, бегать во время богослужения, человек, который видит их, в соблазн приходит – вот дети играют, а родители стоят и спокойно на это смотрят. Так что по возможности таких детей нужно уводить из храма и приводить только тогда, когда они могут постоять. Хоть чуть-чуть, хоть 5 минут, но посто-ят спокойно. Это ведь огромный труд. У них кровь кипит, энергии очень много, постоянно нужно что-то делать, чем-то заниматься. И вот так постоять спокойно 5 минут – для них это подвиг. Такой же, как и взрослому человеку 2 часа на службе постоять.

Бывают и конфликтные ситуации, когда люди делают замечания этим детям, а родители начинают заступаться за них: «Это же дети, пусть они поиграют, ничего в этом страшного нет». На самом деле это страшно. Дети начинают мешать молитве, а значит, такое происходит и дома. Когда родители молятся, ребенок видит их отношение к молитве, к Богу. И эту модель поведения, увиденную дома, ребенок и приносит в храм. Тут главное для родителей – воспитать страх Божий. Как я помню с детства, у меня знакомство с Богом, с верой началось именно со страха.

– Как же воспитать страх Божий?

– И. Е. Воспитать в ребенке можно только то, что имеешь сам. Нам, взрослым, в первую очередь в себе страх Божий воспитывать надо. Если дети будут видеть наше почтение к Богу, благоговейное отношение к святыням, если в семьях будет любовь и уважение, тогда, думаю, и страх Божий воспитается. Ведь в человеческой природе он есть. Посмотрите на малышей. Они, если что-нибудь натворят, сразу бегут: «Мамочка, прости, пожалуйста! Ты не обиделась?» Боятся огорчить, потерять родительскую любовь. Главное, это не растерять, а приумножить. Чтобы в будущем они боялись Господа оскорбить, Его любовь потерять… Молить об этом надо Господа и Пресвятую Богородицу. Молить о помощи в воспитании достойных наследников Царства Небесного.

– Принято считать, что ребенок должен начинать исповедоваться в 7 лет. Но не редки случаи, когда ребенок может начинать исповедь раньше. Как понять, что ребенок готов к такому серьезному шагу?

– О. А. Если у ребенка есть такое желание, то препятствовать не нужно. Даже если ему 5 лет. Это же, наоборот, хорошо, когда ребенок видит пример своих родителей и хочет ему последовать. Ребенок в младшем возрасте очень живо, реально воспринимает и ощущает свою какую-то ошибку, вину. Пусть он идет на исповедь. Священник просто не читает разрешительную молитву, когда ребенок в таком возрасте исповедуется. Разрешительную молитву читают только с семилетнего возраста.

А у нас бывает по-другому. Родители, руководствуясь знанием того, что ребенок начинает исповедоваться с 7-ми лет, до этого возраста никак не готовят его к этому Таинству. Но вот 7 лет наступает, и родители начинают усиленно готовить дитя к исповеди и сами себе задают вопрос: а как же его подготовить? Что с ним делать-то? Сразу возникает много недоумений. В лучшем случае всё просто перекладывается на священника: «Вот наш ребенок, ему исполнилось 7 лет. Объясните ему, расскажите всё». Но ведь сами родители должны позаботиться о первой исповеди ребенка. И лучше начинать с такого возраста, когда еще нет 7-ми. Пусть он ходит на исповедь, потихонечку привыкает. У человека должна быть потребность в исповеди. Без нее человек чувствует себя неполноценным, и чего-то ему в жизни не хватает. Вот и у детей так же.

– Часто ребенок подходит к взрослым и просит помочь ему вспомнить какие-нибудь грехи. Как воспитать в ребенке самостоятельное, серьезное и благоговейное отношение к исповеди?

– О. А. Здесь опять же всё упирается в общение с родителями. Родители должны объяснить ребенку, в чем сущность греха, чем он опасен для нас. Говоря о грехе, мы не поясняем этого. Для нас это понятие становится абстракцией, особенно для маленьких детей. Они пока не осознают, что такое грех. Хотя, да-же в детском возрасте, человек прекрасно понимает, что он делает плохо. Совесть ему подсказывает. А родители порой не дают действовать ребенку свободно, нагружают его сложной литературой: «В помощь кающимся» и другой. Они говорят – это грех, а это – не грех, тем самым навязывая ребенку свой собственный взгляд на исповедь.

У ребенка же немного другое отношение к этому Таинству. Ему только надо помочь, чтобы он сам осознал свою ошибку. Именно осознал. Пусть в чем-то единственном, но это будет от чистого сердца. Всё остальное он пока не замечает. А дело родителей объяснить, почему это является грехом. Ведь для детей важно знать – почему. У детей есть такой возраст – «почемучек»: почему, зачем, откуда, кто, когда, куда? В этот период родителям надо набраться терпения и отвечать на все эти вопросы правильно, обдуманно. Им надо постараться объяснить детям, что грех – это ошибка. Помочь ребенку понять, в чем он ошибся. И опять же, если мы сами будем с благоговением, со страхом Божиим, осознанно приступать к Таинству Покаяния, к Таинству Причащения, то и дети будут так же относиться к этим Таинствам, так же будут готовиться. Наша серьезная ошибка в том, что мы сами в Царство Небесное не идем, а своих детей загнать туда хотим. Но так ничего не получится. Дети всегда идут за родителями.

-- Как бороться с легкомысленным отношением ребенка к исповеди?

– И. Е. Мне кажется, не надо брать на себя ответственность оценивать, была ли исповедь ребенка легкомысленной или нет. Исповедь – это Таинство. О том, что происходит в душе ребенка, знает только Бог. Давайте Ему оставим право оценивать и судить. А мы лучше будем молиться о том, чтобы ребенок был в Церкви, учился видеть свои грехи и приступал к спасительным Таинствам.

– Надо ли объяснить ребенку ход богослужения? Что лучше: пользуясь специальной литературой, пояснять, что же происходит на службе, или посоветовать стоять спокойно и молиться своими словами?

– О. А. Объяснять нужно тогда, когда сами родители увидят у ребенка потребность в этом объяснении. Тогда он поймет, что происходит на богослужении и воспримет это. Сколько таких примеров, когда ребенок ходил в храм много лет, а потом, повзрослев, по каким-то жизненным обстоятельствам, он всё оставляет, забывает на долгие годы. Но впоследствии, когда скорби появляются в жизни человека, он вспоминает свое детство, свою радость – ту радость, которую он чувствовал в храме. Такие воспоминания есть всегда. И он может снова возвратиться к Богу, снова пойти в храм. И старается быть христианином.
Самое главное, надо объяснить детям, что участие в богослужении человеку необходимо. А необходимость заключается в том, чтобы прийти к Богу и поблагодарить Его. Божественная литургия – это благодарность Богу. И мы приходим в храм для того, чтобы просто поблагодарить Его за то, что Он для нас делает. Вот такое живое восприятие Бога должно быть у ребенка. Ведь служба – это не просто долг какой-то, как иногда детям кажется. Прежде всего благодарность, а потом уже какие-то свои прошения. Самая совершенная молитва – молитва Ангелов: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф». Непрестанная благодарность Богу.

– А надо ли тогда вообще вдаваться в подробности того, что происходит на службе?

– О. А. Надо, если родители сами это знают. Ведь многие бабушки и дедушки, полжизни проведя в храме, не знают, что сейчас происходит во время богослужения. А объяснять это нужно, конечно. Но не сухо – тогда ребенок, однозначно, ничего не уяснит, не запомнит. Объяснять нужно тогда, когда ребенок будет более всего восприимчив к этому, когда он способен будет слушать и понимать. В одном возрасте ребенку нужно одно, в другом – другое. Они как младенцы. И мы им не даем твердую пищу. Так что не надо, если ребенок только пришел в храм, ему весь ход богослужения объяснять, суть Таинств. Ему нужно знать главное: храм – это место встречи с Богом, и мы приходим сюда для того, чтобы встретиться с Ним. С радостью.

– Как поступать родителям, если ребенок отказывается причащаться, начинает плакать, устраивает истерики на службе? Допустимо ли причащать плачущего ребенка (не младенца)?

– О. А. Здесь нужно смотреть на самого ребенка. Кого-то нужно причащать, а кого-то нет. Сами родители должны определить для себя, есть ли необходимость в том, чтобы сделать это сейчас. 
Бывает, что ребенка водят в храм, периодически причащают, а тут ни с то-го ни с сего в один из воскресных дней он просто-напросто начинает какую-то истерику перед Причастием: «Я не хочу, не пойду». Ну, не хочет, и не надо заставлять. Пусть лучше постоит в сторонке, посмотрит спокойно. Другое дело, когда малыш никогда не причащался. Родители его привели в храм, он видит непривычное окружение. И когда такого ребенка начинают причащать, ему становится страшно, не по себе, потому что он не знает, что с ним сейчас будут делать. Вот в таком случае ребенка надо причастить. Он поймет, что ничего плохого ему не делают, и в другой раз будет вести себя уже намного спокойней. Так вот потихонечку ребенок и начнет привыкать к Таинству Причащения.

– В храмах сейчас представлен большой выбор православной литературы для детей, в том числе и детские Евангелия и молитвословы в красочных обложках, с красивыми картинками. Как быть, если ребенок реагирует только на иллюстрации и не хочет слушать то, что написано в книге?

– И. Е. Здесь не надо смущаться, нужно вместе разглядывать картинки. Любой взрослый найдет пару-тройку предложений, чтобы объяснить ребенку, что изображено. Собственно, картинки за тем и нужны, чтобы заинтересовать детей. В следующий раз можно подольше задержаться на какой-то иллюстрации и больше рассказать. Рассмотрение картинок – это как бы подготовка к чтению. Потом, глядишь, и книгу осилите.

– И в заключение…

– О. А. Я сейчас вспоминаю одну историю, имеющую отношение к теме нашей беседы. Когда-то к преподобному Серафиму Саровскому пришла семейная пара с вопросом о воспитании своего ребенка. Никак они его в храме успокоить не могут. И так его уговаривают, и этак, а ему хоть бы что – продолжает резвиться. Преподобный Серафим ответил просто. Он объяснил родителям, что они в своем возрасте этой радости детской от присутствия Бога ощутить не могут, потому что являются людьми не безгрешными. А у ребенка душа чистая, светлая – вот он и радуется. Просто у него радость такая, через край. Особенно в храме. Дети радуются и веселятся, а мы, взрослые, так радоваться уже не умеем, не можем. Детям надо дать волю – пусть радуются, только лучше во дворе церковном. Ведь где Господь – там всегда и радость.

Беседовала Юлия Ульянова
Источник "Православие и современность"

 

18 сентября 2012
(0 голосов, средний: 0 из 5 оценок)
Уважаемые посетители, здесь Вы можете написать комментарий к статье. Редакция "Детской" не дает профессиональных консультаций.
Другие статьи
СПАТЬ ЛИ СО СВОИМ РЕБЕНКОМ: ДА? НЕТ?
Можно ли класть ребенка с собой в постель? Нужно! Мы считаем, что там его естественное место, и удивляемся, почему многие книги о детях отвергают эту проверенную веками традицию. Так можно и само...
Развитие и воспитание
12 октября 2007