Дары Рождества

Андрей КУРАЕВ диакон

Христианство увидело в Боге Отца

Первый дар, принесенный христианством людям, - это право прямого обращения к Богу, право обращаться к Бо­гу на "Ты"... Нам кажется се­годня естественным, что религиозный человек молится Богу. Но в дохристианском мире Богу молиться было нельзя. Молиться надо было Господу... В языческом бого­словии... высший бог недостижим, или бессилен, или вооб­ще покоится в бездействии... Миром правят частые и мно­гообразные «господа» - узур­паторы или «наместники»...

Если языческие народы позволяют себе обращаться к высшему небесному божеству только «как к последней на­дежде во времена самых страшных бедствий», то хрис­тианам было даровано право повседневного общения с Ним. К Творцу галактик мы обращаемся с просьбой о еже­дневном хлебе... К Владыке всех миров самая простая крестьянка может обращаться с ходатайством о том, чтобы Он (Абсолют!!! Тот, при мысли о Котором немеют филосо­фы!!!) помог ей собрать ее картошку...

Христианство увидело в Бо­ге Отца. Не холодный косми­ческий закон, а любящего От­ца. Христиане раздражали язычников своей самоуверен­ностью, парадоксами своей проповеди. Но главное - сво­им отказом чтить святыни других религий... И империя начала преследования хрис­тиан, требуя от них терпимос­ти. Христиан ослепляли, тре­буя от них «широты взгля­дов». Христиан запрещали, требуя:  «Запрещено   запрещать! Не смейте своим адеп­там запрещать молиться на­шим богам!».

Христиане же предложили различать терпимость идей­ную и терпимость гражданскую. У людей должно быть право на несогласие, на дискуссии, на резкую оценку противоположных взглядов. Но государству не следует вмешиваться в эти споры... «Не убивая врагов своей рели­гии, можно ее защищать, а умирая за нее. Если вы думае­те служить ей, проливая кровь во имя ее, усиливая пытки, вы ошибаетесь. Ничто не должно быть так свободно, как исповедание веры» (Лактанций. Божественное уста­новление. 5,20)... Требование свободы совести - это дар, который христианские мученики принесли в жизнь лю­дей.

Человек возвышается над миром

Христианство позволило людям иначе взглянуть на са­мих себя. Важнейшая переме­на в человеческом самопони­мании связана с тем, что хрис­тианство отказалось от одно­го, казалось бы, самоочевид­ного тезиса языческой фило­софии. С точки зрения язычества человек - часть приро­ды, «микрокосм»... Микрокос­мос - это маленькая действу­ющая модель вселенной...

Христианство смогло пойти наперекор очевидности. Ви­зантийские богословы возвес­тили, что человек, скорее, есть «макрокосм», помещенный в «микрокосм»... Потому что, вбирая в себя все, что есть в мире, он несет в себе еще не­что, чего весь мир вместить не может и чего не имеет: образ Божий и Божественную бла­годать, благодатное Богосыновство, разум, личность, со­весть... Человек возвышается над миром потому, что не все в человеке объяснимо из зако­нов того мироздания, в кото­рое погружено наше тело и низшая психика. Не все в нас родом из мира сего. А потому не все имеет общую с ним судьбу.

Евангелие огласило права человека

Николай Бердяев в полеми­ке с марксистами заметил, что лишь с точки зрения марксис­тов человек есть часть обще­ства. Для христианина же об­щество есть частица человека, ибо в человеке и в самом деле многое определяется его со­циальным происхождением, статусом, социальным опытом. По человек не сводится ко всем влияниям на него - ни из прошлого, ни из окру­жения... Даже Герцен пони­мал, сколь обязана его либе­ральная философия христи­анству: «Лицо человека, поте­рянное в гражданских отно­шениях древнего мира, выросло до какой-то недосягае­мой высоты, искупленное Словом Божиим. Евангелие торжественно огласило права человека, и люди впервые ус­лышали, что они такое...».

Человек свободен

Евангельский призыв к по­каянию возвещал, что человек освобожден от тождественно­сти себе самому, своему окру­жению и своему прошлому. Не мое прошлое через настоя­щее железно определяет мое будущее, но мой сегодняшний выбор. Между моим прошлым и минутой моего нынешнего выбора есть зазор. И от моего выбора зависит, какая из причинно-следственных цепочек, тянущихся ко мне из про­шлых времен, замкнется во мне сейчас. То, что было в мо­ем прошлом, может остаться в нем, но я могу стать иным...

Если человек - часть при­роды, то он не может оцени­вать своего поведения по иным критериям, нежели природные. Но природные феномены не подлежат нрав­ственному суду... Так роди­лось кантовское доказатель­ство бытия Бога... Ничто в ми­ре не может действовать сво­бодно, а человек - может. Значит, человек есть нечто большее, чем мир... Человек свободен - а значит, бытие богаче, чем мир причинности; человек свободен - а значит, «морально необходимо при­знавать бытие Божие».

Христианство вернуло людям небо

Христианство вернуло лю­дям возможность любоваться небом, звездами, облаками и закатом. В языческих религи­ях каждый природный фено­мен наделялся именем и биографией. А поскольку речь шла все же о природных фено­менах, то персонажи этих мифов оказывались столь же вне-моральны, как и природные стихии. Они оказывались по ту сторону добра и зла... Если некий предмет был в мифоло­гии связан с определенным божеством, значит, при встрече с этим предметом на ум неиз­бежно приходили воспоминания об этом боге и его деяниях.

Мы сейчас можем просто смотреть на закат и восход. Наши неверующие современники просто любуются зрели­щем, и поэтическое чувство, близкое к религиозному, на­полняет их сердца... Христи­анство сказало, что у звезд нет биографии. Как нет биографии у лампочки. Ни кровь, ни похоть не проступают с небес.

 

Христианство создало условия для рождения науки

Христианство создало необ­ходимые условия для рожде­ния науки. Научная астроно­мия возможна только при ус­ловии, если звезды перестали быть богами. Законы, описы­вающие падение камня на земле, должны быть приложе­ны к движению звезд. Чтобы решиться на такое и не быть наказанным (подобно древне­греческому философу Ана­ксагору), нужно, чтобы обще­ство и господствующая в нем религия согласились в звездах видеть «камни», а не души (или тела или глаза) богов...

Научная астрономия появ­ляется там, где движение звезд описывается не на язы­ке психологии, а на языке ма­тематики, то есть на языке, не знающем страстей - зависти, ревности, любви... Только ре­лигия Логоса, ставшего Пло­тью, могла позволить на язы­ке математики (языке идеаль­ных чисел и форм) описывать процессы, происходящие в мире физическом (где не бы­вает ничего идеального)...

В эпоху Возрождения вновь магия, алхимия, оккультизм ворвались в область высокой культуры и стали считаться допустимыми способами ми­ропонимания. В ответ Запад­ная Церковь, пробужденная пощечиной Реформации, от­ветила «охотой на ведьм», инквизицией и... поддержкой механистической картины мира. Научная картина мира была поддержана Церковью, остро нуждавшейся в союзни­ке для борьбы с общим врагом - оккультизмом...

Научная революция про­изошла в Западной Европе на рубеже XVI - XVII веков. Не в эпоху атеизма (XVIII), не в эпоху пренебрежения религи­озными вопросами (XV), не в эпоху религиозной стабиль­ности (XIII), а в эпоху Рефор­мации и Контрреформации, в эпоху величайшего взлета религиозной напряженности в жизни христианской Европы родилась наука.

Урок эсхатологической этики

По мере вытеснения христи­анства из общественной, куль­турной, университетской жиз­ни старые тени вновь начали сгущаться... Снова модно сли­вать все религии в одну, вовле­кая христиан в языческие иг­ры. Тревожнее всего то, что разговоры о религиозном плюрализме и терпимости вновь начинают вестись с такими стальными интонациями в голосе, что христиане ощущают себя на пороге новых гонений. Это еще один урок христиан­ства: умение жить, строить, ра­ботать, даже если знаешь, что твоя святыня будет разруше­на. Это урок эсхатологической этики. Мы знаем, что однажды станем совсем чужими для ми­ра официальной и массовой культуры. Знаем, что мраком застлан горизонт человечес­кой истории (имя этому мраку в христианском богословии - «царство антихриста»). Но это не повод для отчаяния.

03 января 2008
(0 голосов, средний: 0 из 5 оценок)
Уважаемые посетители, здесь Вы можете написать комментарий к статье. Редакция "Детской" не дает профессиональных консультаций.
Другие статьи
СЕМЬЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЦЕРКВИ
Трудно осмыслять сегодня, что такое брак, что такое христианская семья. Многие молодые люди дезориентированы. Часто они не знают, что нужно понимать под названием «христианская семья»....
Православие
22 октября 2009
Утоли моя печали (7 февраля)
Икона Божией Матери, именуемая «Утоли моя печали», прославилась в Москве многими чудесами со второй половины 18 века, а особенно во время чумы в 1771 году.
Православие
06 февраля 2008
Православный календарь, 17 - 31 декабря 2007 года
День Ангела Чтобы определить день своего Ангела, необходимо выбрать день прославления святого, носящего Ваше имя, который либо совпадает с днем вашего рождения, либо следует за ним и более всего...
Православие
24 декабря 2007