Шахматная азбука или первые шаги по шахматной доске. Ч. 4.

Чья победа? Ничья!

В детском саду и во дворе Вася и Сережа играли вместе со всеми ребятами. Играли в хоккей и снежки, в салочки и прятки, в войну «наших с фашистами». Но у Васи с Сережей было на одну игру больше, чем у остальных дошколят. Этой «лишней» игрой стали шахматы. Если бы в детском саду был хоть один комплект шахмат, Вася и Сережа не держали бы в тайне свое увлечение и охотно рассказали бы другим ребятам о новой замечательной игре. Но в саду шахмат не было, и большинство ребят, наверное, даже не знало, что это такое. Хотел Вася принести свою доску с фигурами, но мама не разрешила. Потому и получилось, что Вася с Сережей играли в шахматы только друг с другом или с Вадиком. И уж совсем редко с дядей Леней.

(Г) Вася замечал, что после того как он или Сережа выигрывает какую-нибудь фигуру, перевес начинает быстро увеличиваться — сил становится больше, а чем больше сил, тем легче преследовать ослабевшего врага. Но однажды произошел такой случай: Васе удалось выиграть у Сережи целого ферзя. Правда, за ферзя у Сережи сначала были слон и конь, но Вася одну за другой сбил эти легкие фигуры и остался с лишним ферзем. Вася побил ферзем черную пешку f7, чтобы потом дать мат Сережиному королю. Сережа схватился за короля, собираясь им куда-нибудь пойти. Он всегда очень быстро хватался за фигуры, а потом оказывалось, что ходить ими невыгодно. Сережа даже иногда садился на свои ладони, чтобы, как он выражался, руки не думали быстрее головы.

Но на этот раз Сережа на своих руках не сидел — все равно проигрыша не избежать. Держит Сережа в руке черного короля, а пойти им некуда — все поля бьет Васин ферзь. И пешки черные заперты — ходить ими нельзя.

— А мне ходить некуда… — тихо проговорил Сергей, растерянно глядя то на доску, то на Васю.

— Значит, ты проиграл! — решительно заявил Вася. — Следующим ходом я тебе поставлю мат.

— Но ход-то мой, — неуверенно возражал Сережа. — Должен же я сделать ход…

— Мат тебе и все! — махнул Вася рукой. Но приятель не соглашался.

— Пока мата нет. Ты же не имеешь права делать два хода подряд!

Никто из друзей не хотел уступать. Но не спорить же целый вечер? Решили ребята спросить у дяди Лени — как тут быть?

Вася, уверенный в своей правоте, осторожно нес доску с фигурами, а Сережа пошел вперед и позвонил в дверь. Дядя Леня очень удивился, увидев Васю с расставленными шахматами в руках.

— Зачем ты шахматы тащишь? У нас свои имеются.

— Это мы играли. Видите, какое положение? У меня ферзь лишний…

— А мне ходить некуда…

Вася с надеждой посмотрел на дядю Леню:

— Чья тут победа?

— Ничья! — последовал неожиданный ответ. И тут же дядя Леня добавил:

— Я вам этого еще не говорил — боялся, что запутаетесь, но в шахматной войне, кроме побед и поражений, бывают и ничьи. В любой момент можно считать, что партия ничья, если оба партнера на это согласны.

— А я не согласен! — заявил Вася.

— Погоди, не перебивай. Бывают ничьи, на которые никакое согласие не требуется. Если мой король при любом ходе попадет под удар, а других фигур у меня нет или они заперты и при этом противник не дал шах, то считается, что моему королю пат и партия закончилась вничью.

Вот у вас тут как раз патовое положение. Обидно, конечно, с лишним ферзем соглашаться на ничью, но ничего не поделаешь — такой уж в шахматах закон. Нередко шахматист из плохого положения спасается тем, что вынуждает противника сделать ему пат. Вот посмотрите.

Дядя Леня быстро расставил фигуры так (Н):



У белых две лишние пешки, и они, казалось бы, должны выиграть. Но очередь хода за черными, они ходят ферзем на поле h4. Видите, ставят ферзя под бой, жертвуют его, но зато создается патовая позиция, и черные добиваются ничьей. А не брать черного ферзя белые не могут — королю некуда отступать.

Тут из другой комнаты выглянул Вадик.

— А вы про пат не знаете? У-у, это такая хитрая штука! Когда загоняешь чужого короля на край доски, чтобы дать мат, нужно смотреть в оба — того и гляди, вместо мата получится пат!..

— А еще ничья бывает, когда дается вечный шах, — продолжал дядя Леня. К вечному шаху (Н) тоже стремится тот, у кого дела плохи. Вот, смотрите.

— Белые пешки вот-вот превратятся в ферзей. Но у черных находится неожиданное спасение.

Дядя Леня поставил черного ферзя на поле f1 и показал, что, после того как белые (В) закроются от шаха ферзем, черные дадут шах на поле h3.



Белые снова закроются ферзем на h2, а черный ферзь опять даст шах на f1, и так без конца.

— Вот вам и вечный шах! Можно иметь лишние пешки и даже фигуры, а победы не добиться. Например, если у вас остался король и слон, а у противника один король — это тоже ничья. Король со слоном или с конем и даже с двумя конями не могут объявить мат одинокому королю. В таких случаях сразу соглашайтесь на ничью, не мучьте себя и других. Понятно?

— А теперь, друзья, — продолжал дядя Леня, — отправляйтесь-ка гулять. А то вы с этими шахматами, наверное, совсем мало на воздухе бываете. Так никуда не годится! Если редко будете гулять, перестанете гонять мяч и шайбу, у вас и голова откажется соображать. Тогда уж вам с хитрыми шахматными фигурами никак не управиться. А тот, кто дружит с лыжами, ловко катается на коньках, тот и на шахматных дорожках не заблудится. Все знаменитые шахматисты, гроссмейстеры, как их называют, много занимаются физкультурой. На зимней лыжне часто можно встретить Ботвинника и Петросяна. Спасский хорошо плавает и играет в теннис. И все они добивались замечательных побед за клетчатой доской, были чемпионами мира по шахматам. Так-то, приятели. И смотрите, чтоб в следующий раз приходили вот с таким румянцем. — Дядя Леня приложил растопыренные пальцы к своей щеке, показывая, какой величины должен быть румянец у Васи и Сережи.

Не числом, а умением

Вася долго еще вспоминал позицию, которую показал дядя Леня. Позицию, где черный ферзь, самая сильная фигура, добровольно шел на гибель. Белые съедали этого ферзя, получали огромный перевес… но выиграть не могли. Выходит, не всегда так уж важно, сколько у кого фигур. Значит, не всегда в шахматах бывает «как всегда», а случаются здесь удивительные вещи — настоящие чудеса!

Васе очень хотелось самому сделать какое-нибудь шахматное чудо, придумать что-то необыкновенное. Теперь он, когда играл с Сережей, делал ходы не так робко и старательно, как прежде. Он хотел во что бы то ни стало добраться до неприятельского короля и оставлял под боем пешки и фигуры… И проигрывал. После каждого проигрыша Вася убеждался, что нельзя забывать, какая фигура сколько «стоит». Но все же Вася продолжал искать свою шахматную сказку — ведь именно в сказках случаются необыкновенные приключения!

А тут как-то прибежал к Васе Вадик и, едва сдерживаясь, чтобы не закричать, проговорил:

— А я какой интересный мат знаю! Ух, красота!

(Д) И Вадик принялся расставлять фигуры.

— Кто, по-твоему, здесь выигрывает, если ход белых? Думаешь, черные? У них ведь фигуры посильней… А вот и нет — выигрывают белые!

Вадик пошел конем на поле f7 и объявил шах черному королю. Потом он сделал (П) ход за черных — королем на поле g8 и пояснил, что этот ход единственный.

(Б) Следующий ход Вадик сделал конем на поле h6 и снова объявил шах.



Вася хотел было побить назойливого белого коня пешкой, но Вадик показал, что в таком случае король остается под шахом ферзя. А когда Вася потянулся, чтобы съесть ферзя черным ферзем, Вадик напомнил, что и конь дает шах. Вася растерялся, а Вадик важно объяснил, что это двойной шах и, так как сразу съесть две фигуры невозможно, приходится уходить королем. А куда? Если король шагнет на поле f8, белый ферзь пойдет на f7 (А) — под защитой коня — и даст мат.

Значит, остается ход королем в угол. И тут Вадик с треском поставил белого ферзя (И) на поле g8. Шах!

Вася удивился и побил ферзя ладьей. Тогда Вадик переставил коня на поле f7 и во весь голос закричал: «Мат! Мат тебе!» (П).



Вася не стал говорить, что мат не ему, что он эту партию не играл,— уж очень красивым было положение, где один конь победил целую армию. Вася подумал, что все-таки не напрасно он ждал шахматных чудес.

Король в поход собрался

Васе очень нравилось нападать на неприятельских королей, объявлять шахи, грозить матом, загонять самую главную вражескую фигуру в безвыходное положение. Но когда в опасности оказывался его собственный король, Васе становилось не по себе. Он чувствовал робость и даже удовольствия от игры получал тогда меньше. Поэтому Вася старался укрывать своего короля в безопасное место и оберегать его покой. Но Вася стал замечать, что к концу партии, когда на доске уже совсем мало фигур, королю невозможно оставаться в сторонке — без него никак нельзя обойтись.

И вообще в конце игры дел у короля хоть отбавляй. И свои пешки защищать надо, и на чужие нападать. Оказывается, чем ближе находится король к месту решающей схватки, тем лучше. В конце партии наступает время, когда робкому королю нужно сказать: «Ваше Величество, довольно прятаться, пора выходить на простор!». К тому же теперь королю легче собраться в далекий путь, потому что на доске остается мало грозных фигур, которые могли бы на него напасть.

Вася теперь знал, что в конце партии часто возникает положение, когда ни у кого нет достаточно сил, чтобы успешно атаковать неприятельского короля и дать ему мат. В таких случаях нужно стараться довести свою пешку до последнего ряда и превратить ее в ферзя. А с лишним ферзем уже не трудно захватить чужого короля и добиться победы. Только вот провести пешку бывает нелегко. Получилась как-то у Васи с Сережей такая позиция (В):



Вася смело двинул пешку и объявил шах Сережиному королю. Тот встал перед пешкой — на поле е8. Вася пошел королем на е6 — не оставлять же на съедение свою проходную пешку, которая вот-вот превратится в ферзя! Но тут Сережа хлопнул от радости в ладоши и воскликнул: «Пат»! Действительно, черному королю ходить было некуда.

Сколько ни играл Вася, всегда и он, и его противники превращали пешку, дошедшую до последнего ряда, в ферзя. Но почему же по правилам можно ставить любую фигуру? Значит, бывают такие положения, когда вместо могучего ферзя выгодно поставить коня или ладью? Этот вопрос долго не давал Васе покоя. Пришлось снова обращаться к отцу Вадика.

— Ну, ясное дело — раз есть правило, им пользуются, — сказал дядя Леня. — Только позиции, когда лучше поставить не ферзя, а более слабую фигуру, встречаются не так уж часто. Посмотрите на первую позицию (Г). Ход белых. Как дать мат кратчайшим путем?

Сережа выхватил из кучки лежавших на столе фигур белого ферзя и хотел поставить его на доску, но, встретив предупреждающий взгляд дяди Лени, положил ферзя обратно, а руки засунул под себя.

— Правильно, Сережа, — улыбнулся дядя Леня, — поспешишь — людей насмешишь. Если поставить ферзя, черным будет пат. В какую же фигуру нужно превратить пешку?

(М) — В ладью! — быстро ответил Вася, обрадовавшись своей догадке. — Тогда у короля будет один ход, а потом ладья даст мат!

(И) — Вот видите, оказывается, не всегда выгодно превращать пешку в ферзя, —  сказал дядя Леня. — А вот другой пример. Ход белых. Они могут поставить пешку на последний ряд и превратить ее в фигуру. Но в какую?



— В коня! — На этот раз Сережа опередил Васю, и ему не пришлось смущенно прятать руки под себя — ответ был правильный. Вася тоже увидел, что если поставить ферзя, фигур станет поровну, а если возьмешь коня, он сделает «вилку» — шах черному королю с нападением на ферзя — и белые останутся с лишней фигурой.

…Дома Вася долго еще вспоминал, как пешка стала конем, и как неожиданное превращение сразу изменило ход борьбы. Ему хотелось кому-нибудь показать эту необыкновенную позицию. И многие другие чудеса, которые происходят на клетчатой, как кепка клоуна Олега Попова, доске.

Пусть все ребята узнают

Словно живые, возникали перед Васей участники деревянной войны, герои увлекательных шахматных приключений.

Вот четко, по-солдатски чеканят шаг ладные, круглоголовые пешки. На квадратном поле боя они самые маленькие. Но отважные пешки никого не боятся и никому не уступают дорогу. Ни шагу назад, только вперед! — как бы говорят эти бесстрашные бойцы. Что ж, что пешки меньше и слабей других фигур, зато когда они вместе, плечом к плечу, идут в наступление, многие шахматные силачи спасаются бегством. И оборону пешки держат стойко, защищая друг друга. За их крепкими рядами в безопасности чувствуют себя короли. Из-за пешечных заслонов прицеливаются дальнобойные слоны, выскакивают лихие, верткие кони. Даже могучий ферзь в минуту опасности готов укрыться за маленькими, смелыми пешками.
А вот мчатся быстроходные, но немного неуклюжие ладьи. Им нужен простор, свободные линии. В тесноте ладьям не развернуться, и кажется, что они все время требуют — с дороги! Ладьи сильные фигуры, но особенно сильны они, когда поддерживают друг друга. Уж если две объединившиеся ладьи захватят открытую линию или ворвутся в тыл к неприятелю — берегись! Все сметут они на своем пути!

Тут Вася вспомнил, что шахматные слоны защищать друг друга не могут, потому что с начала и до конца сражения один из них ходит по белым полям, а другой по черным. Васе даже стало жалко этих совсем непохожих на настоящих слонов стройных воинов, которым по шахматным правилам нельзя вступаться друг за друга. Но зато слоны могут объединиться для наступления и обстреливать неприятеля сразу по белым и по черным диагоналям! Выходит, и слонам дружба нужна!

С удовольствием представил себе Вася коней. Без этих удивительных скакунов шахматы были бы слишком прямолинейными, ровными. А неукротимые, отчаянные кони могут все перевернуть вверх дном! Да еще эти неожиданные нападения — «вилки», от которых не убежать и не закрыться. Да, конь — резвая фигура, и смотреть за ним нужно в оба…

А ферзь? Об этом шахматном генерале Вася думал с уважением и некоторой опаской: уж больно ферзь силен и грозен, страшно его потерять из-за какой-нибудь оплошности. А когда ферзь хозяйничает на доске, какими слабыми, беззащитными кажутся другие фигуры!..

Как живой возникал в Васином воображении неповоротливый король. С виду он высокий и худой, а передвигается как неуклюжий толстяк — еле-еле. А то и вовсе усядется в тихом местечке за спиной у пешек и посматривает, как другие за него воюют. Разве ж это честно? Только ничего тут не поделаешь — без короля играть в шахматы нельзя, и все фигуры должны защищать Его Величество. Такие уж тут правила. И еще Вася подумал, что король все же бывает симпатичным — когда в конце игры выходит из-за укрытия и смело спешит на помощь своим солдатам-пешкам. На такого расхрабрившегося короля и смотреть приятно!

Какие разные фигуры шагают, скачут и мчатся по шахматной доске! У каждой свои привычки, свои вкусы, чуть ли не свое лицо, хотя на самом деле только у коней есть морды, а у других фигур никакого лица не увидишь. Да, разные эти фигуры. Но все вместе они составляют замечательную игру!

И тут Вася подумал, что нехорошо они с Сережей поступают — будто прячут от других ребят из детского сада свою новую забаву. Ведь другим ребятам тоже, наверное, было бы интересно.

Утром в саду Вася долго шептался с Сережей. Потом они вместе подошли к воспитательнице Нине Алексеевне. Сережа был посмелее и начал первый.

— Нина Алексеевна, почему у нас в саду нет шахмат?

— А зачем они нам? — удивилась воспитательница.

— Это так интересно! — выпалил Вася. Ему стало обидно, что Нина Алексеевна равнодушна к самой лучшей игре.

— Но кто же будет учить этой игре? — возразила Нина Алексеевна. — У нас никто из воспитателей в шахматы не играет.

— Мы будем учить!— смело заявил Сережа.

— Да, мы с Сережей, — поддержал друга Вася.

Нина Алексеевна удивилась еще больше. Она посмотрела на Сережу, потом на Васю. Потом снова на Сережу и опять на Васю. Постепенно строгое лицо воспитательницы расплывалось в улыбке.

— Значит, вы умеете играть в шахматы и хотите, чтобы все ребята научились?

— Да, это всем интересно, — уверенно сказал Сережа, а Вася молча закивал головой.

— Что ж, — подумав, проговорила воспитательница, — пожалуй, можно попробовать… Я как раз видела недавно шахматы с большими фигурами — сразу всем ребятам будет видно, как идет игра. Ты, Сережа, и ты, Вася, будете преподавателями. А в помощники вам мы найдем кого-нибудь из взрослых, — пошутила Нина Алексеевна.

Вася с Сережей были очень довольны. Они ясно представляли как, наигравшись во дворе, ребята соберутся в большой комнате, а они, Вася с Сережей, будут рассказывать об удивительной шахматной стране, где деревянные фигурки ведут между собой игрушечную войну.

Пусть все ребята узнают, как это интересно!

Приложение

О двух правилах игры авторы не рассказали в тексте книжки, считая, что они могут оказаться трудными. И хотя на первых порах можно обойтись и без них, когда-нибудь их изучить все равно придется. Поэтому авторы решили объяснить здесь эти правила — «на всякий случай». Первое правило касается пешки.



(Г) Взятие на проходе. Если пешка противника, делая ход на два поля, проходит мимо поля, битого вашей пешкой, то эта последняя может ее взять.

Взятие происходит так же, как если бы пешка пошла на одно поле и стала под бой вашей пешки. Взятие это не обязательно, но считаться с его возможностью должны обе стороны.

Наконец, взять пешку на проходе можно только сразу, своим ответным ходом. На следующем ходу это право утрачивается.

Как видите, правило нехитрое, но если что-нибудь осталось неясным, то вам поможет диаграмма.

(М) Рокировка через битое поле. Король не имеет права рокироваться, если для этого он должен пройти через поле, битое неприятельской фигурой.

Не ошибитесь: ладья при рокировке может проходить через битое поле. Это запрещается только королю. В положении на последней диаграмме белые могут рокировать в длинную сторону, а в короткую — не могут.

20 августа 2007
(0 голосов, средний: 0 из 5 оценок)
Уважаемые посетители, здесь Вы можете написать комментарий к статье. Редакция "Детской" не дает профессиональных консультаций.
Другие статьи
И они построили волшебный дом. Ч. 7.
Софья Могилевская. ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, СКАЗКИ. Москва, издательство «Детская литература» 1979 г.
Интересно
10 августа 2007
И они построили волшебный дом. Ч. 1.
Софья Могилевская. ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, СКАЗКИ. Москва, издательство «Детская литература» 1979 г.
Интересно
23 августа 2007
И они построили волшебный дом. Ч. 2.
Софья Могилевская. ПОВЕСТИ, РАССКАЗЫ, СКАЗКИ. Москва, издательство «Детская литература» 1979 г.
Интересно
27 сентября 2007